Волжская новь

Популярный роман писателя из Верхнего Услона (окончание)

Публикуем последнюю главу из романа Сергея Александрова "Старая дама, или чехарда с ожерельем". Автор с 2014 года живет в Верхнем Услоне. Его книги публиковались в серии «Русский бестселлер» (ЭКСМО, г.Москва) и издательством «Астрель» (Санкт-Петербург). Их читают не только в России, но и в Германии, Израиле, Белоруссии и Украине. Они есть в библиотеках Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Верхнего Услона. Особенно популярен роман писателя «Старая дама, или чехарда с ожерельем» («Астрель», 2005 г.), который вот уже двенадцать лет рекламируется на более чем десяти книжных сайтах России. В 2017 году роман был переведен на азбуку Брайля для слабовидящих и опубликован издательством «Чинар» (г.Москва).

Глава 22

В четыре часа вечера стали собираться гости. К этому времени Сергеев и Баратов-младший уже были на квартире у Юлии Александровны.

— Что за спешка? — спросила, целуя Баратову, Людмила. — По какому случаю общий сбор?

— Скоро ты все узнаешь, — загадочно ответила Юлия Александровна. — А пока все рассаживаются, пригласи, пожалуйста, Семена Яковлевича! Нет, пожалуй, ты его испугаешь, — остановила она подругу. — Лучше позови соседку снизу и Петровну. Соседке скажи, что я, наконец, решила продавать квартиру. А Петровне — что у меня день рождения!

Быстрее всех прибежала Петровна.

— Александровна, солнце мое! Дай вам Бог долгих лет жизни, — радостно вскричала старушка, порываясь обнять мнимую именинницу и косясь на выпивку на столе.

А через пять минут к Баратовой поднялась и гадалка.

— Очень рада, что вы, наконец, приняли разумное решение, — сказала она Юлии Александровне. — Ну, и какова же ваша цена?

— Об этом чуточку позже, — ответила та, — а пока я попрошу вас присоединиться к нашему импровизированному застолью!

Шульмана Баратова пригласила сама.

— Так вы говорите, уникальный экземпляр, — в возбуждении говорил он, семеня рядом с Юлией Александровной.

— Середина восемнадцатого века! Вернее, первая его половина, — уточнила Баратова.

— Этого просто не может быть, — сказал Семен Яковлевич, в нетерпении потирая руки.

— Так у вас, Юлия Александровна, оказывается, сегодня день рождения, — сказал, целуя руку Баратовой, кавалер Людмилы. — Что же вы нас не предупредили?! Нехорошо! За нами подарок!

— Ничего, Василий Андреевич! Самый большой подарок, который вы можете мне сегодня преподнести, это терпеливо выслушать одну мою маленькую историю, — успокоила его та. — Надеюсь, мне, как «имениннице», это дозволено?!

— Сегодня, Юленька, тебе позволено все, — подмигнув подруге, сказала Людмила.

— Как вы все уже знаете, эта квартира встретила меня не очень дружелюбно, — начала Баратова после того, как все расселись. — Но, несмотря на это, я благодарна этому дому! Давно я не жила такой полнокровной жизнью!

— Так выпьем же за полнокровную жизнь! — патетически воскликнула Людмила, поднимая бокал с вином.

— Подожди, Люда, это еще был не тост, — остановила ее Баратова. — Разрешите, я все-таки продолжу! Мне, в конце концов, удалось приоткрыть завесу над некоторыми тайнами нашего дома. Вот об этом я и хочу сказать несколько слов. Не беспокойтесь, много времени это не займет!

Но и на этот раз Юлии Александровне пришлось отложить начало своего рассказа. Неожиданно к ней подошла Анна и сказала:

— Юлечка, извини, что прерываю тебя! Но я вспомнила!

— Снизошла вторая благодать, — всплеснула руками Людмила. — Аня, неужели ты не могла потерпеть со своими откровениями хотя бы четверть часа!

— Я думала, что Юле это очень важно, — виновато ответила Аня.

— И ты была совершенно права, — успокоила ее Баратова. — Ну, и с кем тогда был Петя? Скажи мне тихо на ухо!

И Анна прошептала ей несколько слов.

— Я так и думала, — с удовлетворением сказала Юлия Александровна. — А теперь, с вашего разрешения, я продолжу, — повернулась она к гостям. — Итак, во-первых, мне удалось узнать, кто у меня брал мое ожерелье и зачем!

— И кто же? — не утерпев, спросила Людмила.

— Первый раз его взяла ты, моя любимая подруга, — ответила ей Баратова. — Да, да! Не отпирайся! Ты просто не могла удержаться, чтобы не показаться в нем перед своими знакомыми!

— Это перед какими еще знакомыми? — насторожился майор.

— Перед одной нашей общей подругой, большой любительницей драгоценностей, — ответила Баратова, подмигнув Людмиле. — Но на следующий день, когда я обнаружила пропажу, ты поспешила его мне вернуть! Во второй раз ожерелье взял покойный Петя в ночь накануне своей гибели, но вынести украшение из квартиры так и не успел! Ему помешали это сделать, о чем он и поведал нам устами Петровны во время спиритического сеанса. Как раз в ту самую ночь в его двери позвонил какой-то человек, и Петя не рискнул вынести ожерелье, а просто перепрятал его из шкатулки в ящик кухонного комода! А наутро ожерелье нашел там наш бравый майор! Но еще через день ожерелье опять пропало! На этот раз его не выносили из квартиры и даже не перепрятывали, а просто повесили на кухонной люстре! И вот это как раз сделала Петровна!

— Вы же обещали, Александровна, что простите меня, — укоризненно посмотрела на нее старушка.

— Не беспокойся, Петровна, к тебе у меня претензий нет, — остановила ее Баратова. — Я ведь знаю, что делала это ты не по своей вине, а по наущению нашей многоуважаемой Ларисы!

— Это заявление просто оскорбительно, — возмутилась гадалка.

— Ничего оскорбительного в этом заявлении нет, — ответила ей Юлия Александровна. — Уже после второго исчезновения ожерелья я заподозрила, что без вас все эти чудеса в моей квартире не обошлись! А через день я услышала ваш разговор с Петровной на моей кухне! Но вашей целью было не похищение драгоценности, а моя квартира! Вы хотели заставить меня как можно скорее продать ее вам! А «чудеса» вам помогала творить Петровна за пять бутылок водки!

— Ну, а кто же взял ожерелье в четвертый раз? — нетерпеливо спросила Людмила.

— В четвертый раз ожерелье взял Семен Яковлевич, — ответила Баратова.

— Ну, что вы такое говорите! Мы же с вами интеллигентные люди, — смутился Шульман.

— Не отпирайтесь, Семен, — улыбнулась Баратова. — Вы его взяли, потому что оно просто подвернулось вам под руки! Но в тот же день, напуганный визитом участкового, положили обратно! И сделали это как раз во время вашего эффектного появления в моей квартире с ножом в руках! Так что никакого преступления вы не совершили! Кроме того, я знаю, что вас гораздо больше интересовало не ожерелье, а вот эта книга, — показала она Шульману старый фолиант. — Вы как-то видели ее у Ольги Михайловны и решили забрать себе. Но вам не повезло: за неделю до моего переезда книгу уже взял почитать мой сын! Возвращая ожерелье, вы впопыхах сунули его не в шкатулку, а в ящик комода, и если бы не наша уважаемая Лариса с ее сверхъестественными способностями и не упорная Петровна, которая боялась, что кражу могут приписать ей, я бы еще долго искала его по всей квартире!

— Ну, а ваш домовой призрак, он что, никакого отношения к пропаже ожерелья не имел? — в нетерпении спросила Людмила. — Или этого призрака вообще не было?

— Могу пролить бальзам на твою тягу к таинственному и необъяснимому, — успокоила ее Баратова. — Призрак действительно был. Но он занимался своими делами и никакого отношения ни к убийству Пети, ни к пропаже ожерелья не имел!

— Я же говорила, что он охраняет свои сокровища, — торжествующе сказала Петровна.

— Вы почти угадали, — сказала Баратова. — Только он не охранял сокровища, а искал. В роли призрака выступал один из клиентов нашей Ларисы. Она как-то рассказала ему историю о постоялом дворе, и он так поверил в зарытые здесь сокровища, что стал приходить по ночам в наш подвал и искать их! Ночное постукивание по стене — это его работа!

— Что-то я сомневаюсь, — покрутила головой Петровна. — Если это была не нечистая сила, а живой человек, то почему он был весь совершенно белый?

— В тот вечер на него обвалился большой кусок штукатурки, — улыбнулась Баратова. — К тому же она, очевидно, больно ударила нашего призрака по голове. Вот он и появился перед вами весь в побелке, держась за голову и постанывая!

— Значит, именно этого клиента я видел в день смерти Пети? — спросил Шульман.

— Нет, — ответила Баратова, — наш призрак орудовал только по ночам. А в тот день от Ларисы выходил совсем другой человек. Чтобы окончательно убедить вас в этом, — продолжала Баратова, — я попрошу ее показать нам его фото. Ведь вы всегда носите его с собой? — спросила она гадалку.

Немного смутившись, та достала фотографию и, покраснев, сказала:

— Вот он.

На фото был некрасивый худенький мужчина лет 30–35, с оттопыренными ушами и небольшими усами и смущенной, почти детской улыбкой. Петровна нетерпеливо посмотрела на фотографию через плечо гадалки, почему-то сказала: «Ох», — и перекрестилась. Потом посмотрела еще раз и неуверенно добавила:

— А что, ничего! Очень даже симпатичный мужчина! Главное — лицо выразительное, запоминающееся! С первого взгляда, конечно, муторно, а потом ничего, привыкаешь!

— Действительно, этот человек совершенно не похож на клиента нашей Ларочки, которого я видел в день смерти Пети, — уверенно сказал Шульман.

Реклама

— Я же говорю, настоящий красавец, — гордо сказала Лариса.

— Да, душа у него, должно быть, красивая, — согласилась Петровна. — Не может же Господь обделить сразу во всем!

— Да я про его внешность говорю, — обиженно сказала Лариса. — Вы только посмотрите, какие у него красивые глаза!

— Кому и крыжовник — персик, — проворчала Петровна. — Эх, несчастная наша бабская доля, — неожиданно добавила она. — Любую дрянь в дом тащим, лишь бы любимыми быть!

— Ну, хорошо, с призраком мы разобрались. А теперь давай вернемся к твоему ожерелью! Как я поняла, сегодня оно опять пропало, — снова не утерпела Людмила.

— Да, пропало, — кивнула Баратова. — И взял его, как ни странно, наш участковый — старший лейтенант Петренко!

— Дожили, милиция уже чистит квартиры граждан, — качая головой, сказал Шульман и при этом почему-то осуждающе посмотрел на кавалера Людмилы.

— Это поклеп на органы, — возмущенно сказал тот. — От кого-кого, а от вас, Юлия Александровна, я этого не ожидал!

— Успокойтесь, Василий Андреевич, — остановила его Баратова. — Этот участковый оказался совсем не участковым! Но об этом чуть позже! Помните, Семен Яковлевич, вы говорили мне, что с месяц назад у Пети были какие-то проблемы? Он задолжал знакомому большую сумму, а отдавать не хотел! Несколько раз Петя пытался вернуть деньги с помощью игры в казино, но ему, как назло, не везло! Кредитор сначала ждал, потом, отчаявшись получить долг, стал ему угрожать! Один раз, когда Петя пришел домой, Петровна рассказала ему, что в его отсутствие кто-то пытался забраться в квартиру! Визитеры уже подбирались и к секретному сейфу, и, чтобы как-то обезопасить свои деньги, Петя решить спрятать их часть прямо под своими окнами в небольшом палисаднике! Это заметила моя длинноногая соседка и стала методично перекапывать по ночам весь розарий! Но Петя ее опередил и первым забрал оттуда пакет со своими деньгами. Это произошло как раз накануне его гибели, и я лично наблюдала за ним со своего балкона! В насмешку над алчной Сашей он оставил зарытой одну сотню долларов и записку: «Это тебе на бедность»! Через два дня после гибели Пети наша жиличка нашла ее и чуть не подралась из-за своей добычи с Петровной и ее племянником! А на следующий день разочарованная компания из двух квартиранток и их кавалера съехала из нашего дома, — с улыбкой закончила свой рассказ Баратова. — Кстати, эта компания далеко не так безобидна, как вам кажется, — повернулась она к Шульману. — Длинноногая Саша была той самой наводчицей, которая помогала банде квартирных воров выбирать очередную жертву для ограбления. Именно после ее переезда в наш дом и участились кражи в округе! Саша навела банду на три очередные квартиры, а вот покойного Петю оставила для себя лично, но ее ожидания так и не оправдались!

— Но что же тогда искал у тебя покойный сосед, если свои сбережения он прятал в палисаднике под своими окнами? — в недоумении спросила Юлию Александровну Людмила.

— Вот тут мы и подбираемся к самому главному, — загадочно сказала Баратова. — Думаю, Петя не собирался ни брать у меня мое ожерелье, ни красть мои вещи! Он приходил сюда за своими! И об этом опять-таки поведала нам во время сеанса Петровна! Дело в том, что для верности Петя разделил свои сбережения на две части. Одну, меньшую часть, он хранил в своем сейфе. А вторую передал на хранение Ольге Михайловне, зная ее абсолютную честность в таких вещах! Когда же та умерла, он хотел забрать свой пакет, но… не нашел его в том месте, куда положил! Несколько раз Петя приходил по ночам в эту квартиру и искал, куда покойная Ольга Михайловна могла перепрятать деньги. В том, что она их не потратила, он, зная ее честный нрав, был абсолютно уверен! Но его поиски так ни к чему и не привели! Тем временем кредитор предупредил его, что через день придет за долгом. Тогда Петя спросил меня, не оставляла ли Ольга Михайловна для него пакет. Я ответила, что нет, но Петя мне так и не поверил! Он считал, что пакет нашли и присвоили я или мой сын, и даже довольно прозрачно намекнул мне на это! В эту же ночь он похитил в виде компенсации мое ожерелье, рассчитывая отдать его за долги! Но в этот самый момент позвонили в его дверь! Петя понял, что это пришли за деньгами, но прикинул, что такое ожерелье потянет гораздо больше, чем его долг, тогда и перепрятал украшение в другое место, рассчитывая на следующую ночь его забрать, но сделать этого так и не успел, потому что в тот же вечер был убит!

— И вы знаете, кто был этот кредитор вашего покойного соседа? — прервал рассказ Баратовой Сергеев.

— Конечно, — уверенно ответила она. — Это тот самый клиент, который был в день гибели Пети у нашей Ларисы, — продолжала Юлия Александровна. — Он же был лжеучастковым Петренко. Вначале милиция заподозрила, что в гибели Пети виноват его партнер, — продолжала Баратова. — И все действительно говорило против него! Он и в квартире Пети тайком побывал, и стенной сейф вскрыл, и к нашим соседкам лазил! Я и сама поначалу думала, что он причастен к этому убийству, пока не узнала совершенно точно, что у него на это время есть абсолютное алиби! По крайней мере, два человека видели, что он звонил в двери Петиной квартиры, но так и не зашел в нее и сразу ушел. Первым человеком была наша Петровна. А вторым Машенька, которая тоже приходила в тот вечер к дверям Петиной квартиры. Ведь это правда, Маша, вы до половины восьмого были вместе с этим человеком? — спросила она племянницу.

— Да, чуть слышно ответила девушка.

— Но почему Маша ничего не рассказала об этом в милиции? — опять не утерпела Людмила.

— У нее были на это свои очень веские причины, пощадила Баратова чувства племянницы. А теперь я перехожу к самому главному — к имени Петиного кредитора, — продолжала она. — Когда я была в его квартире, уловила там знакомый запах сигарет. А в пепельнице на столе в гостиной лежал окурок сигареты, которые так любит один наш общий знакомый. Этот же запах я потом уловила в подвале, где ранили племянника Петровны, и в моей квартире сегодня утром! Этим клиентом были вы, Геннадий, — повернулась она к кавалеру Эллы. — Это ведь вы любите «Кэмел» больше других сигарет! И вы же потом приходили ко мне и к Семену Яковлевичу под видом нашего участкового!

— Что-то у вас не вяжется, — с деланой усмешкой заметил Геннадий. — Какой же мне был смысл похищать у вас ожерелье прошлой ночью, если я мог спокойно взять его еще во второй мой визит к вам, когда мы все вместе ходили к вашему соседу?

— А у вас тогда не было такой возможности, — ответила ему Юлия Александровна. — Напуганная Людмила все время не выпускала вашу руку из своей! Вот вы и решили, что лучше подождать более удобного момента! В день гибели Пети вы пришли к нашему уважаемому экстрасенсу Ларисе на сеанс! Во время сеанса ее неожиданно вызвали по телефону на улицу! Да, да, Ларочка, не отпирайтесь, — повернулась она к гадалке, — вы все-таки выходили из дома на несколько минут, а не были, как вы говорите, в другой комнате! Наш зоркий Семен Яковлевич видел, как вы заходили в наш подъезд как раз в то самое время, когда погиб бедный Петя! Но перед тем как выйти из своей квартиры, вы погрузили Геннадия в гипнотический сон, а когда вернулись, он все еще находился в этом состоянии! Поэтому вы так уверенно и говорили, что все это время клиент был у вас в квартире! Вы не учли только одного — того, что Геннадий относится к той редкой породе людей, которая абсолютно не поддается гипнозу! О чем он гордо и сообщил нам во время первой встречи! Воспользовавшись вашим отсутствием, он поднялся к квартире Пети и убил его! Потом обыскал его квартиру и спустился вниз еще до вашего возвращения, тем самым обеспечив себе алиби. Ведь все было именно так, Лариса? — спросила она. — Вы же выходили на некоторое время?

— Да, — неохотно призналась гадалка. — Но я отсутствовала всего минут десять! Мне позвонила какая-то женщина и сказала, что ей срочно необходимо проконсультироваться со мной! Я предложила ей подняться ко мне, но она сказала, что спешит, и попросила меня выйти к ее машине. При этом она назвала такую сумму гонорара, что я поневоле нарушила свои правила и спустилась вниз. На улице я прождала почти пятнадцать минут, но никто так и не подъехал. Тогда я вернулась к себе и продолжила сеанс.

— Этого времени оказалось достаточно для убийства, — сказала Баратова. — А вызвала вас на улицу не кто иная, как наша милая Элла, по поручению которой и действовал Геннадий!

— Ну вот, тетя Юля, вы и меня приплели к этой истории! А я всегда так к вам хорошо относилась, — укоризненно посмотрела на нее Элла.

— Извини, Эллочка, но это правда, — развела руками Баратова. — Только что Аня рассказала мне, что видела, как пять дней назад ты, покойный Петя и Геннадий встречались в парке, и у вас там был довольно шумный и скандальный разговор! Вы так громко говорили, что Аня даже расслышала, что речь идет о каких-то деньгах! А вот и документы, которые я нашла вчера в своей квартире, — протянула она Сергееву найденный возле комода пакет. — Они подтверждают, что Петя должен был деньги Элле и Геннадию. Здесь есть и копия его долговой расписки! Не найдя денег, вы решили хотя бы завладеть моим ожерельем! А ключи от моей квартиры нашли в квартире Петра! Олег Станиславович, если вы возьмете мою шкатулку, я уверена, вы найдете на ней отпечатки пальцев этого человека, — показала она на Геннадия. — Думаю, что вы найдете у него и ключи от моей квартиры! Приклейте ему усы, и, я уверена, что мы с Семеном Яковлевичем сразу же узнаем в нем участкового Петренко, а наша Кассандра-Лариса — своего клиента! Кстати, именно Геннадий потом еще раз побывал в квартире покойного и столкнулся там с главарем шайки домушников по кличке Крендель. Тот тоже пытался найти секретный сейф. Они поссорились: каждый считал, что его конкурент уже успел забрать деньги из сейфа. В ходе завязавшейся драки Геннадий убил своего соперника, а потом быстро ушел, и я даже видела, как он в темноте убегал через наш двор! Но вы, Гена, ошибаетесь, если думаете, что, похитив ожерелье, стали обладателем большой ценности! Дело в том, что еще после первой его пропажи я подменила оригинал копией, которую принес мне сын! Так что ваше покушение на мою жизнь не принесло вам ожидаемой награды. А вот и настоящее ожерелье, — достала Юлия Александровна из шкатулки драгоценность.

При виде сверкающих бриллиантов Геннадий в ярости бросился на Баратову, но Сергеев сбил его с ног, а потом надел на них с Эллой наручники.

— Какой ужас, — покачала головой Маша, когда все было кончено.

— Да ладно тебе, — с презрением посмотрела на нее Элла. — Думаю, из-за таких денег ты и сама могла бы убить кого угодно!

— Давайте, я помогу вам, как коллега коллеге, довести преступников до ближайшего отделения милиции, — предложил Сергееву Василий Андреевич.

— Какая невероятная история! Настоящий детектив, — восхищенно сказала Людмила, с гордостью провожая взглядом майора. — Но мой-то хоть к самой развязке этой истории, да успел! Скажи, Юля, а кто все-таки проник в твою квартиру, когда мы с Васильком устроили здесь засаду? Или нам это только показалось, и во всем была виновата твоя нечистая сила? — спросила она Баратову.

— Думаю, это сделал свою первую попытку похитить ожерелье все тот же Геннадий, но ему помешало то, что на лестничную клетку сразу же вышли Семен Яковлевич вместе с Петровной. Ну и, конечно же, ваши с Василием Андреевичем героические действия, — обняла Юлия Александровна подругу. — Он сражался с похитителем, как настоящий лев!

— Чего-чего, а героизма у него не отнимешь, — с гордостью сказала Людмила. — Ну, а клад-то все-таки был? — спохватилась она.

— А об этом нам надо спросить нашу Ларису, — сказала Баратова.

— Был, — кивнула гадалка. — Правда, не такой большой, как об этом говорила легенда. Всего несколько серебряных монет, старый крестик и бронзовая табличка с надписью: «Купец Артюхин заложил сей постоялый двор в 1817 году». Но главное не это, — продолжала она. — Главное то, что мой Савелий искал этот клад совсем не для себя! Он хотел помочь мне купить еще одну квартиру для моей практики. Кстати, если вы передумали продавать свою, — обратилась Лариса к Баратовой, — то у меня есть еще один прекрасный вариант. Соседка с первого этажа, напуганная появлением призрака, решила уступить мне свою. Так что, уважаемая Юлия Александровна, можете теперь жить здесь совершенно спокойно. Никакая нечистая сила по ночам вас больше тревожить не будет!

Она попрощалась с Баратовой и ушла, нежно прижимая к груди фотографию своего любимого.

— Как странно! Я давно знаю Эллу! Какая была милая, добрая девочка! И надо же, из-за нее погиб человек, — проводив гадалку, сказала Юлия Александровна подруге.

— Что поделаешь! Другое поколение, другие нравы! Такое сейчас время! Время больших денег и малой порядочности и доброты, — ответила Людмила. — Возможно, мы им кажемся глупыми чудаками, и они никогда не поймут того, над чем мы недавно смеялись и плакали!

— Юлия Александровна, а вам не кажется, что наш дом напоминает всю нашу страну в миниатюре? — неожиданно спросил Баратову внимательно слушавший этот разговор Шульман. — Все тихонько занимаются своими часто не совсем законными делишками. Кто-то пытается любой ценой быстро разбогатеть. Неважно как — поисками клада, воровством, игрой в казино и даже убийством. Кто-то продает себя и свое тело. Кое-кто грешит, а свой грех сваливает на другого и прикрывается при этом третьим. И самое страшное, что все находят этому оправдание! Прикрывают свои грешки и преступления любовью, безденежьем, своей неудавшейся жизнью или просто слабостью! При этом все самозабвенно врут себе и другим, и почти никого не мучает при этом совесть!

— Как хорошо, что вы это сказали, — с нежностью посмотрела на Шульмана Юлия Александровна. — Ведь и меня последние дни мучают эти же мысли! Но я все-таки надеюсь, что и новое поколение постепенно научится чувствовать, где настоящие ценности, а где — мнимые, — добавила она после небольшой паузы.

Вслед за Семеном Яковлевичем ушла и расстроенная Маша. Юлия Александровна пощадила чувства девушки и так и не рассказала гостям о ее любви к Геннадию. Когда все разошлись, в квартире остались только Дмитрий Баратов и Людмила.

— Ну, что, завтра домой? — спросил, прощаясь, Баратов у матери.

— Ни за что, — решительно ответила ему та. — Такой бурной ночной жизни у меня не было уже лет тридцать!

— Ну, что же, тогда желаю тебе новых и таких же привлекательных ночных приключений! Но, конечно, уже без покойников, — с улыбкой сказал ей сын.

— Ты, наверное, будешь смеяться надо мной, но после всех событий, которые произошли за последние дни в этом доме, я стала верить в домовых, — сказала Юлия Александровна подруге, проводив сына.

— Почему? — удивилась та.

— Потому что есть пара-тройка вещей, которые я никак не могу объяснить! Первое — кто сбросил на пол нож на кухне? Второе — кто напугал там Петровну? Третье — кто заставил пакет с деньгами выпасть из ящика комода на пол? И наконец четвертое — кто спас меня сегодня ночью, когда Геннадий пытался задушить меня?

— Падение ножа — это просто случайность, — отмахнулась Людмила. — А деньги выпали после того, как вы с гадалкой долго искали в ящике комода ожерелье и переворошили там все вещи! Ну, а нападение Геннадия могло тебе просто присниться!

— Не знаю, может быть, ты и права, — с сомнением сказала Баратова. — Но как-то приятно думать, что я здесь не одна, и в доме есть еще какое-то существо, которое помогало мне в моем маленьком расследовании и к тому же относится ко мне очень доброжелательно!

Когда все разошлись, Баратова прошла на кухню, налила в блюдце молока и поставила его на пол, а на столе разложила колоду карт и пару конфет, как раз так, как это было описано в статье из «Энциклопедии суеверий и волшебства».

— Ничего, мы же знаем, что ты есть, — приговаривала она при этом. — И теперь нам с тобой вдвоем будет гораздо веселее!

Она погасила свет и прошла в спальню. А через несколько секунд на кухне неожиданно раздался грохот падающей посуды.

— Опять! Ну что за беспокойный дом, — всплеснула Юлия Александровна руками, но на сердце у нее почему-то стало приятно.

 

               

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: