Волжская новь

Верхний Услон - Суслонгер. Увидеть своими глазами и в памяти хранить (+фоторепортаж)

Сразу же за переездом плавно сворачиваем в лес. Песчаная дорога, прибитая дождем и многочисленными машинами, стала твердой. Как оконца блестят лужи, в них отражается лес, обступивший дорогу с обеих сторон. Перехватываю тревожный взгляд Геннадия Матросова. Понимаю, беспокоится: на месте ли наш памятный камень, не подвергся ли вандализму. - Да не...

Сразу же за переездом плавно сворачиваем в лес. Песчаная дорога, прибитая дождем и многочисленными машинами, стала твердой. Как оконца блестят лужи, в них отражается лес, обступивший дорогу с обеих сторон.

Перехватываю тревожный взгляд Геннадия Матросова. Понимаю, беспокоится: на месте ли наш памятный камень, не подвергся ли вандализму.
- Да не беспокойтесь, стоит ваш камень, я недавно здесь с ребятами была, - поняв наше состояние, успокаивает местный краевед, учительница математики Суслонгерской школы Галина Лихачева.
И вот, преодолев более 150 километров пути, мы останавливаемся перед бывшим въездом в УЧЛАГ.
Приятно удивились, что у памятника прибрано, а перед ним посажены цветы и можжевельник. Это символично, ведь его ягоды были «подножным кормом» для сотен тысяч «новобранцев».
Мы уже писали, что именно в марийских лесах в 1941-ом, недалеко от железнодорожной станции Суслонгер были открыты учебные лагеря. Через них прошло огромное количество призванных на фронт. Назначение лагерей такого типа было, казалось бы, предельно понятным: подготовить бойцов Красной Армии. Как в Суслонгере, так и в Морках были и наши земляки. Их возраст был разным. Кто-то был даже 1887 года рождения, кто-то 1926-го. В годы войны на фронт со всех концов Советского Союза отправляли практически ежедневно большими и малыми командами. Самая многочисленная из нашего района, пожалуй (по архивам РВК), была в июле 1941 года: около 500 человек. Летом и осенью первого года войны более тысячи верхнеуслонцев прошли через Суслонгерские лагеря.
Зима 1941-42 годов была страшной. Можно только догадываться, что пришлось пережить солдатам, попавшим в Суслонгер или Морок. Как избавления от страшных мук, ждали они отправки на фронт.
15 мая верхнеуслонцы установили в марийском лесу памятный камень землякам, умершим от голода, холода и болезней в Суслонгере в 1941-1945 гг.
И вот, спустя пять месяцев, мы снова здесь, на месте УЧЛАГА. Делегация представительная: главы сельских поселений, учителя истории, ветераны-активисты. Среди них Флюра Муллахметова. Ее отец был в этом лагере водителем. Он и еще несколько солдат приезжали в Р. Слободский район за продуктами для части. Население добровольно отдавало кто - что может: картофель, хлеб, молоко и т.д. По всей вероятности такие «обозы» приходили из многих районов.
- Я как будто побывала у папы на могиле,- не скрывая слез, говорит Флюра апа. - Всю жизнь мы его ждали. Не дождались. А сейчас он вроде рядом, смотрит на меня. Побывать здесь было моей мечтой.
Эта поездка стала возможной благодаря главе района Марату Зиатдинову. Он возглавил делегацию и вместе с дочерью солдата возложил венок к памятному камню. А обращаясь к собравшимся сказал, что память о Великой Отечественной войне свята, что школьникам надо говорить об этом, чтобы они знали, помнили.
Минутой молчания верхнеуслонцы почтили светлую память тех, кто прошел через учебный лагерь, кто остался лежать в безымянных могилах марийских лесов, на дне озера Серебряное, а также тех, кто дошел с боями до Берлина, кто принес народам Европы долгожданный мир.
Места землянок, казарм, учебный полигон на берегу озера. Теперь это углубления с сохранившимися очертаниями между высокими деревьями. Земля нет-нет да выдаст свидетельства той военной поры: котелок, каску, саперную лопатку, остатки обмундирования.
Несмотря на дождь, мы молча ходим от углубления к углублению, пытаясь понять, почему не дойдя до фронта, умирали в страшных муках голодные, больные солдаты Родины. Их место было на фронте, их сердца горели смелостью и отвагой, мщением за поруганную русскую землю.
- Я была подростком, но хорошо помню, как отправляли солдатиков на фронт. Им выдали новые сапоги, шинели, шапки, а они сущие скелеты, идти не могут, поддерживают друг друга, - рассказывает ветеран Мария Юрьева, жительница Суслонгера.
… В школе нас уже ждали. Собрались жители поселка, учителя, учащиеся. Мы рассказали о цели своего приезда, поблагодарили за помощь в поисковой работе школьный коллектив, преподнесли в подарок картину.
А потом все вместе посмотрели фильм режиссера Камиля Арифуллина об открытии памятного камня в Суслонгере из серии «Рядовые России».
Приятной неожиданностью было то, что после фильма нас окружили женщины-ветераны поселка и наперебой стали рассказывать о том, что хранили в памяти столько десятилетий.
- Раз вы этим занимаетесь, возьмите у меня дневник очевидца тех событий.
- А у меня сохранилась фотография деда и его воспоминания о пребывании в лагере.
- А я своими глазами все это видела.
Пока готовила этот материал узнала еще одну фамилию. Багманов Анвар Валиахметович (ныне покойный), работник райкома партии, в 1943 году тоже был в этом лагере.
Думалось, что с установкой камня все закончится, а оказывается, все только начинается. И не раз еще журналистские дороги приведут меня в марийские леса, вернут к тем страшным жестоким дням.
Фото Вилен Касимов

               

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: