Волжская новь

Верхнеуслонцам о Великой Отечественной. Хатынь.

13 мая 1941 года Ставка Гитлера утвердила директиву «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск». Эта директива предписывала уничтожать всех партизан и подозреваемых в сочувствии к ним, незамедлительно расстреливать всех, сопротивляющихся «новому порядку». Против мирных жителей планировалось проводить карательные операции, массовые репрессии. 17 июня 1941 года...

13 мая 1941 года Ставка Гитлера утвердила директиву «О военной подсудности в районе «Барбаросса» и об особых полномочиях войск». Эта директива предписывала уничтожать всех партизан и подозреваемых в сочувствии к ним, незамедлительно расстреливать всех, сопротивляющихся «новому порядку». Против мирных жителей планировалось проводить карательные операции, массовые репрессии.

17 июня 1941 года Гитлер издал приказ, где офицерам фашистской армии вменялось в обязанность уничтожать советских людей по своему усмотрению, применять карательные меры, сжигать деревни и города, забирать у населения скот и продовольствие, угонять советских граждан на каторжные работы в Германию. За день до нападения Германии на Советский Союз, этот приказ был доведен до каждого солдата.

Летом сорок первого года была оккупирована вся Белоруссия. Фашисты наводили всюду «новый порядок». За три года оккупации на территории Белоруссии фашисты превратили в руины 209 городов, уничтожили 9200 сел и деревень, расстреляли, повесили, замучили и сожгли свыше 2 миллионов 200 тысяч советских граждан. По уточненным данным, в Белоруссии погиб каждый третий житель.

Вдумайтесь в эти чудовищные слова обращения немецко-фашистского командования к своим солдатам. «У тебя нет сердца, нервов, на войне они не нужны. Уничтожай в себе жалость и сочувствие - убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик, - убивай, этим ты спас ешь себя от гибели, обеспечишь будущее своей семье, прославишься на веки.» И они, солдаты вермахта, вовсю старались прославить себя.

Одна из страшных трагедий произошла 22 марта 1943 года. Теперь на карте республике вы не найдете названия этой лесной деревушки. Но Хатынь в сердцах миллионов людей, в черном граните, в шелесте берез, в колокольном звоне…

Я часто бываю в этой замечательной республике. К ней у меня особое отношение и многое нашу семью связывает с ней. И каждый свой приезд я обязательно бываю в Хатыни. Первый раз это было 22 марта 1976 года, последний - в августе прошлого года. И каждый раз, подъезжая к Хатыни, вновь и вновь переживаю (как всякий здравомыслящий человек) масштаб этой трагедии.

В последнее время версий, кто сжег Хатынь, несколько. Говорят и об украинских карателях. Но, кто бы они не были, они - фашисты. И нет им прощения за содеянное.

22 марта 1943 года. Специальный карательный отряд окружил деревню. Ни один из взрослых жителей не остался незамеченным. Лишь трое ребятишек Володя Яскевич, Соня и Саша Желобковичи незаметно скрылись от фашистов. Все остальное население Хатыни, от мала до велика согнали в один сарай. И подожгли. Огромное зловещее пламя взметнулось в небо. В дыму задыхались и плакали дети. Тот, кто пытался вырваться из огня, каратели расстреливали из автоматов. Хатынская земля потемнела от крови. 149 жителей этой лесной деревеньки заживо сгорели в огне. Среди них 75 детей.

На месте сгоревшего деревянного сарая установлен гранитный памятник. А рядом - место захоронения останков хатынцев. На белом мраморе обращение вставших из пепла жителей деревни к нам с вами. «Люди добрые, помните: любили мы жизнь, и Родину нашу, и вас, дорогие. Мы сгорели живыми в огне. Наша просьба ко всем: пусть скорбь и печаль обернутся в мужество ваше и силу, чтобы смогли вы утвердить навечно мир и покой на земле. Чтобы отныне нигде и никогда в вихре пожаров жизнь не умирала.» Как сегодня актуально это обращение к нам, живущем в этом хрупком мире.

В Хатыне единственное в мире кладбище деревень. Их 186, сожженных вместе с жителями. «Деревня Байки Пружанского района Белоруссии. Утром 22 января 1944 года фашисты ворвались в деревню. Все население было согнано в сараи. Мужчин расстреливали группами по 6 -7 человек, женщин заживо сожгли в сараях. Страшная, мучительная смерть постигла детей. На них было натравлено 15 собак. По улице, освещенной пожарищем, собаки таскали изуродованные тела малышей. В доме крестьянина В.И. Гайдука фашисты застрелили в постели роженицу, а новорожденного ребенка убили ударом о стену.»

А вот дневниковые записи тех, кто согласно приказу, не имел «сердца и нервов, сострадания и жалости». «Мы бросали ручные гранаты в жилые дома. Дома очень быстро горят. Огонь перебрасывается на другие избы. Красивое зрелище. Люди плачут, а мы смеемся над слезами.»

Хатынский мемориал раскрывает и еще одну страшную тему-тему концентрационных лагерей. Их на территории Белоруссии (вместе с отделениями) было 260. Об этом рассказывает «Стена памяти». Мемориальная плита №42. Лагерь смерти для военнопленных у деревни Масюковщина. (Теперь это район Минска, в пятнадцати минутах езды автобусом от вокзала). Официальное название «Шталаг-352». Именно там, в 1943 году находился мой дядя Козлов Павел Ефимович 1918 года рождения. Пройдя финскую, он стал участником Великой Отечественной. Стал ли концлагерь для него последним прибежищем - пока неизвестно. Но своим долгом я считаю бывать на месте этого концлагеря, где погибло 80 тысяч человек.

…По бетонным плитам, символизирующим улицу деревни Хатынь, идут и идут люди. В скорбном молчании обходят каждый дом, с настежь распахнутой бетонной калиткой, вчитываются в фамилии жителей этого дома, сгоревших в огне, замирают при звуках колоколов…

Трубы, трубы, трубы

И колокольный звон.

Со дня того черного марта

Плывет над землею он.

Стояла в лесу деревенька

Всего двадцать шесть дворов.

Мужья занимались хозяйством,

Бабы рожали сынов.

Рожали, чтоб жизнь продолжалась,

Чтоб внуков в руках подержать.

В сарай, как скотину, согнали.

Возможно ли это понять?

И люди ли были это?

И мать ли их родина?

Я их проклинаю навеки

И проклята будь война!

Взметнулось высоко пламя,

Не вырваться из огня.

И в бронзе застыла фигура

С ребенком в руках старика.

Дымок не завьется над крышей

И кочет не пропоет…

Лишь скорбно, в печали светлой

Березка ветвями качнет.

Да месяц Хатынь осветит

В полуночной тишине.

И бродят сгоревшие души

По белорусской земле.

Использованы материалы из «Путеводителя по мемориальному комплексу», 1975 г.

               

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: