Волжская новь

Верхнеуслонские поисковики попытались разгадать тайны Марийского леса

Два раза в год: в мае и октябре, по сложившейся традиции, мы посещаем марийские леса в районе поселка Суслонгер. Именно здесь, в 14 километрах от железной дороги, в годы Великой Отечественной войны функционировал учебный лагерь. Здесь, далеко в тылу, готовили «новобранцев» со всего Советского Союза для отправки на фронт.

Передо мной лежит (далеко не полный!) поименный список с адресами, тех, кто навсегда остался в этих марийских лесах. В нем призванные на фронт уроженцы Челябинской, Ленинградской, Воронежской, Московской, Новосибирской, Калининской, Тамбовской, Тульской, Омской, Ярославской, Дмитриевской, Горьковской, Архангельской и других областей, а также Каракалпакской, Татарской, Удмуртской, Марийской АССР, Узбекской, Туркменской, Украинской ССР. В их числе и призванные Верхнеуслонским РВК наши земляки: Сапатов Александр Михайлович (1905), Сафронов Николай Петрович (1893), Сверчков Георгий Михайлович (1897), Свиридов Алексей Иванович (1896), Севастьянов Александр Александрович (1906), Семаков Никифор Григорьевич (1899) и т.д. Большинство призванных 1892-1905 годов рождения.
Суслонгерцы, которые помнят годы войны, нет-нет, да прольют свет на происходящие здесь более 70 лет назад, события. Не раз местный краевед Галина Лихачева говорила мне, что слышала, как находили в лесу человеческие останки, о холмиках, похожих на могильные, за территорией бывшего учебного лагеря, в окрестностях озера Серебряное. О леснике, наткнувшемся лет 30 назад, на многочисленные захоронения.
Тайна марийского леса привлекает многих. Но открыть он их не спешит, как не спешат с этим и военные ведомства, которые так и не дали оценку беспределу, творившемуся в учебных лагерях. Рассказывают, что были здесь и Буденный на коне, и Ворошилов на бронированной машине. Говорят, что первому, мягко говоря, пустили пыль в глаза, накормив разносолами, а второй даже расстрелял начальников. Только документальных подтверждений найти невозможно, потому как все под большим грифом секретности. Надеюсь, что когда-нибудь наши внуки узнают эту правду. Если, конечно, захотят.
11 октября ребята поискового отряда «Совесть памяти», куда входят учащиеся Верхнеуслонской и Коргузинской школ побывали в Марий Эл. В Суслонгере к ним присоединились краеведы местной школы и лесник Владимир Зосимович. Он-то и согласился показать нам предположительные места захоронений военных лет.
И вот, укатанная машинами, песчаная дорога уводит нас далеко в лес. За окнами золото берез, зелень можжевельника и елей и над всем этим голубеет осеннее небо, кое-где пробиваются лучи солнца. Красота необыкновенная! С нетерпением ждем первой остановки у нашего памятного камня. Вот они символические памятники. Их три. Первый из красного кирпича, установлен поисковиками Татарстана давно. Второй - верхнеуслонцы установили в год 70-летия Победы, а третий - поставлен по инициативе ветерана Флюры Муллахметовой, отец которой находился в этом лагере. Были приятно удивлены, что возле наших памятников растут кусты можжевельника. Их посадили лесники. Территория ухожена, старые венки и цветы убраны. Короткий митинг и возложение цветов. Ребята и взрослые тихо подходят к камню, молча стоят, склонив головы. Некоторые из нынешних верхнеуслонских десятиклассников участвовали при открытии этого памятного камня. Конечно, для них и камень, и это место в марийской тайге стали родными.
Едем вглубь тайги, мимо бывшего учебного лагеря, мимо места дислокации запасных полков, очертаний землянок, окопов, казарм. Километра через три упираемся в тупик. Впереди - болото, каких в марийской тайге видимо-невидимо. Последние наставления лесника Владимира, как проходить через подобные топкие места, как вести себя в тайге.
А мы, наслушавшись о похождениях медведей, конечно же интересовались, есть ли они в этих местах, что делать, если увидим мишку косолапого, на какое дерево лучше залезть?
Улыбаясь, Владимир Зосимович успокоил всех и сразу:
- Если б даже медведь был поблизости, то от вашего шума, сам постарался бы унести подальше ноги! Ну, а если серьезно, то держаться лучше недалеко друг от друга, в зоне видимости. По болоту идти след в след, прощупывая путь палкой. А обувь должна быть удобной и непромокаемой.
И тут он с сожалением посмотрел на обувь отдельных ребят, которые пренебрегли советам руководителей. Да они и сами через пару минут в этом убедились. Обойти же это место возможности не было.
Наша цель: найти захоронения, подтвердить или опровергнуть информацию многих людей. И вот, наконец, мы увидели это. Холмики, действительно, очень похожи на могильные. А еще дальше - многометровые холмы, напоминающие братские могилы. Их три. Откуда они взялись в глуши марийской тайги. Недалеко от них - углубления, похожие на одиночные окопчики, ведь здесь проходили военные учения. Владимир разрешил нам сделать раскоп. Сам первый взялся за лопату. В этих местах вода довольно близко. Но, чтобы утверждать, что это действительно захоронения, нужно время и серьезная работа не только в тайге, но и в военных архивах. Поэтому, немного поработав, ребята отдохнули и отправились в обратный путь. Он, был намного длиннее, но зато на болоте лежала гать, и мы по бревнам, почти «без потерь» переправились на другой берег. Нас ждал вкусный обед на берегу озера Серебряное, приготовленный Светланой Владимировной, Геннадием Ивановичем и Артемом Николаевичем. Погода была прекрасная, озеро - бесподобное, настроение - чудесное! И покидали мы все гостеприимный марийский край с легкой грустью. Ребята из Верхнего Услона, Коргузы и Суслонгера познакомились, сдружились, и теперь будут ждать новых встреч, интересных находок.
А музей школы пополнился металлоискателем, подарен он генералом Потаповым, и дверцей от буржуйки, которую мы нашли на месте одной из землянок.

Реклама

               

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: