Волжская новь

Спасибо вам, верхнеуслонцы, за теплую встречу!

«Спасибо за правду» - такова оказалась главная мысль презентации моего романа-трилогии «Вечная Волга», состоявшейся в Верхнем Услоне. Я здесь, фактически в пригороде Казани, не был давно, о Боже! лет 25, а то и 30. В первую командировку, помню, меня возили по колхозам. Обратно возвращались с песнями на катере, через широкое...

«Спасибо за правду» - такова оказалась главная мысль презентации моего романа-трилогии «Вечная Волга», состоявшейся в Верхнем Услоне.
Я здесь, фактически в пригороде Казани, не был давно, о Боже! лет 25, а то и 30. В первую командировку, помню, меня возили по колхозам. Обратно возвращались с песнями на катере, через широкое устье Свияги. На берегу, когда рассаживались по машинам, мне хозяева вдруг заявили:
- Немного потерпите, покажем необычное. Только не смотрите по сторонам.
Да не было смысла рассматривать: на парную августовскую землю легла густая темень. Ехали недолго, правда, медленно, похоже, в гору и по бездорожью.
- Выходим, - руководил секретарь райкома. Он повёл меня за руку, вскоре повернул меня и скомандовал: - А теперь смотрите вперёд.
Открыл глаза и, не веря увиденному, протёр глаза. Передо мной открылось невероятно красивое зрелище. Бескрайняя ширь воды, залитой золотисто-шёлковым покрывалом. Величавая Волга спокойно отдыхала, раскинувшись до самого горизонта. На нашем крутом берегу столпились у пристани пароходы, баржи, лодки, освещённые, будто днём. А там, вдали, у самого горизонта чернела Казань, окантованная бесчисленной чередой набережных ламп. Вкривь и вкось начертаны улицы и кварталы, по ним бесшумно и бездымно двигались игрушечные машины, автобусы, трамваи.
- Это восхитительно! Сколько живу в Казани, но не ожидал такого красивого зрелища под боком! - признался я.
- Мы любуемся этой красотой, а вы задыхаетесь в ней, - тоже соткровенничал секретарь райкома.
Насытившись невероятно зрелищной панорамой, наконец я огляделся вокруг. Оказывается, мы стояли на бетонном бруствере, на который замурована станина морского корабля. Отсюда прямой наводкой била по Казани Белая гвардия в гражданскую войну. Один снаряд смертельно ранил латыша Яна Юдиньша, превратившего церковь в наблюдательный пункт красных. Теперь этот микрорайон, оказавшийся в черте Казани, называется Юдино. Белые взяли тогда Казань и вывезли золото империи. И страна доигралась - бесценный клад, несколько товарных вагонов - не достался ни красным, ни белым, а растаял в Сибири, затем оказался в кладовых Японии, Китая, Америки, других стран. Так и надо было России-забияке.
Искренне поблагодарив за увиденное чудо, я пообещал хозяевам привозить сюда всех своих гостей, особенно иностранцев, да так и ни разу больше не был - засосала, как болото, тассовская работа. Не сможем мы повторить это чудо-экскурсию и сегодня, несмотря на предложение хозяев, меня привело в Услон совершенно другое: презентация моего романа.
Началась она в кабинете главы района Марата Галимзяновича Зиатдинова, моего земляка.
- Очень благодарен за подаренный роман, я люблю историю, - сказал он искренне, чем меня сильно удивил: нередко руководители, ссылаясь на занятость, не любят читать.
В библиотеке собрались с полсотни верхнеуслонцев. Встретили они меня пылающими глазами. Дело в том, что сотни верхнеуслонцев в Отечественную попали в чудовищный военный лагерь Суслонгер, что в марийских лесах и сложили головы, не добравшись до фронта. Об этом повествуется в «Вечной Волге». Делегация района недавно побывала в этом бору и открыла памятник погибшим землякам. Организатор, Римма Сергеевна Троицкая председатель Совета ветеранов района, рассказала о поездке, показала свой фильм. В нём прозвучали пламенные стихи, написанные ею, и заинтересовали меня для будущей книги. Я рассказал о своей книге, как собирал факты 50 лет и написал и издал её за 5 лет.
- На эту тему - репрессии, раскулачивание, голодомор - писали, я читал. Например, Белов. Но в «Вечной Волге» это описано более жёстко, правдиво и убедительно. Здесь богато описана культура народа. В книге - сущая правда, много моментов, о которых запрещалось раньше говорить, даже думать, за что огромное спасибо автору, - заявил замдиректора библиотеки.
А я про себя прикинул, сколько дали бы мне за это «спасибо» при Советах. «Сто расстрелов», - уточнила моя жена Лилия.
- Я так много узнал о ранее не известных событиях, о которых даже не подозревал. Например, о мародёрстве советских солдат, о сталинской операции «чечевица», по которой преследовали целые народы. Оказывается, дело чуть не дошло до татар. Какие на то были причины - ума не приложу. А о Суслонгере, где от голода началось людоедство, даже не слышал. Ведь ничего этого невозможно было прочитать ни в какой книге, - сказал член президиума Совета ветеранов.
- Мой отец скончался в Суслонгере от голода, а мы об этом и не знали. Пришла похоронка, - сказала Раиса Баранова, ветеран труда.
- Нам, как и многим, чьи родственники были заморены голодом в марийских лесах, пришло письмо: отец пропал без вести, - добавила Наталья Тимошинова.
- Меня забрали на войну из совхоза «Кировский» в конце 1943-го. Мне было 16 с половиной лет. На станции Суслонгер нас выгрузили, строем мы пошли в лес. Навстречу попалась конная повозка, на дровнях солдаты везли несколько гробов. «Неушто война сюда дошла?» - насторожились мы. А это, оказывается, в Татарской запасной дивизии с голодухи помирают призывники. Для чего их тут держали - не пойму. Мне повезло - сразу отправили на фронт, на юг, - вспоминает ветеран войны Вениамин Петров.
- Из нашего района в Суслонгер были призваны более тысячи человек. Многие там погибли от голода, болезней, не дойдя до фронта. Силами Совета ветеранов из огромной каменной глыбы мы создали памятник землякам и торжественно открыли его на месте бывшего лагеря смерти, - рассказала Римма Троицкая.
- Злоба, ненависть друг к другу - всё это связано с забвением веры. Долго длилось время атеистов-безбожников. Человек, забыв Бога, озверел, - сказал настоятель церкви села Куралово отец Николай на открытии памятника.
- Война была и прошла. Надо бы о современности написать. Мы испытываем немалое лихо и сегодня, - добавил пожилой верхнеуслонец.
- Думаю, об этом напишет другой писатель, из молодого поколения, - выкрутился я.
«Как красива природа на Волге, но как порой жестока бывает на ней жизнь», - подумал я, прощаясь с добрыми земляками самого милого уголка Поволжья.

               

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: