Волжская новь

Председатель Совета ветеранов Верхнеуслонского района Римма Троицкая о неизвестных солдатах Великой Отечественной войны

"Память ищет приюта" - эту фразу я прочитала в одном из журналов. Сказал ее человек, который более пятидесяти лет занимался поисковой работой. К сожалению, его уже нет, но дело, начатое им живет. Вновь и вновь Липецкий экспедиционный клуб «Неунываки» отправляется на места боев, ищет страшные следы Великой Отечественной...

Я примеряю эти слова к себе. И поражаюсь, настолько они в точку. И не только для меня, а, наверное, для многих тысяч людей, потерявших своих родных и близких.

До войны в нашей семье было двое мужчин-двое братьев Иван и Павел. В годы войны они защищали Родину. У Ивана две медали «За отвагу», дошел до Берлина, а затем был направлен в Харьков в комендатуру. После войны жил недолго. Умер от рака. Его прах покоится на Арском кладбище в Казани. Павел, пройдя финскую, бесследно сгинул в Елецком котле в декабре сорок первого. Прошло семьдесят пять лет. Казалось бы, пора смириться с тем, что моего дяди нет в живых (поскольку он 1918 года рождения) и пора прекратить бессмысленные поиски. Но память ищет приюта. А приют ее - это результат поиска, который я веду уже более двадцати лет. Десятки ответов из самых разных архивов, включая Международный красный крест. Всякий раз, открывая казенный конверт я читаю слова: «не обнаружено», «не значится», «не имеется»...

Первые дни войны. Они были самыми тяжелыми для нашей страны. Я приведу несколько цифр, которые в какой-то мере отражают трагизм тех далеких дней.

«Сводка по безвозвратным среднесуточным потерям за период с 22.06. по 09. 07. 1941 года по фронтам. Северо-Западный - 4916, Западный - 23211, Южный -16106 человек. А за сутки мы теряли 44233 бойца». Вдумайтесь, пожалуйста, в эти цифры. За каждой цифрой - чей-то сын, муж, жених. Где они похоронены, кто знает их могилы, что сообщили семьям этих бойцов?

Были еще и неучтенные потери, сведений о которых с фронтов и армий не поступало. Их выявили по отдельным архивным документам, в том числе и немецкого командования.

У меня в голове не складывается этот пазл. РВК призывает новобранца, далее «сдает» его (как в нашем случае) в Тат. военкомат. Далее его путь лежит в часть, дивизию, полк, армию. Я изучала архивы районного военкомата. Список команд, отправляемых в Казань, заверялся подписью райвоенкома, против каждой фамилии «галочка» о том, что он действительно есть в наличии. Назначалось ответственное лицо за доставку этой команды. Вроде бы все как положено. Но из правил, как всегда, бывают, видимо, исключения.

Нас, слава Богу, не бомбили, нам не пришлось спешно эвакуироваться, сжигать документы, чтобы не достались врагу. Так где же они эти документы? Где та ниточка, которая, возможно, будет главной в поиске человека. Она оборвалась. Козлов Павел Ефимович, 1918 г.р., уроженец с. Сеитово, стрелок, красноармеец, оказался без места службы, а значит без могилы, без креста. И таких, как он только в нашем районе сотни. Назову некоторых из них, о которых ничего не известно их родным до сего времени:

Абрамов Александр Федорович 1914 г.р., (Печищи);

Хисамов Хабир, 1925 г.р., (Макулово);

Фадеев Борис Петрович, 1924 г.р., (В. Услон);

Якупов Минвали Якутдинович, (п. Идель);

Тарасов Иван Дмитриевич, 1914 г.р. (Нижний Услон)...

Это так называемые неучтенные потери. Потому как о них никто ничего уже никогда не скажет. Их нет среди плененных, среди пропавших без вести, среди живых, а в Книге памяти о них приведенные выше скупые данные...

На данный момент в Совете ветеранов района имеется список из 238 фамилий верхнеуслонцев, пропавших в годы войны без вести. Сегодня мы можем сказать, где они погибли.

Есть также список попавших в плен наших земляков, а это более семисот фамилий. Если вы хотите, узнать о их судьбе-звоните телефон 89033077573.

Многие верхнеуслонцы были свидетелями того, как на Соколке открывали памятник чехам, которые воевали против Красной армии осенью 1918 года. Несколько раз чешская делегация приезжала в район, Вилен Касимов, работавший тогда заместителем руководителя исполкома и я сопровождали их в этих поездках. У них на руках были списки солдат, воевавших и погибших здесь, на нашей территории. С конкретными адресами захоронений. Это говорит о том, насколько дорога им память о своих соотечественниках. И памятник с воинскими почестями они открыли на самой высокой точке района, над красавицей Волгой. А мы пока только говорим о создании на Соколке природно-ландшафтного парка с включением в него памятного знака в честь событий восемнадцатого года.

У нас огромная (даже по сегодняшним меркам) страна, много людей. На смену одним приходят другие. «Матери еще нарожают» - как сказал один из членов Военсовета, отправляя бойцов на верную гибель под Сталинградом. Я понимаю, что жертвы в любом военном конфликте неизбежны, тем более в такой страшной войне, которая обрушилась на Советский Союз. Я не вправе подвергать сомнению действия боевых командиров. И жестокость, и трусость, и отчаяние, и отвага не противоречили человеческому естеству. Для кого-то на первом месте была своя жизнь. И от этого тоже никуда не деться. Но то, что на верную смерть миллионы советских солдат шли с призывом «За Родину!», «За Сталина» - никто отрицать не будет.

Поисковики из Ленинградской области в одной из экспедиций обнаружили целую пачку пожелтевших от времени немецких листовок времен Великой Отечественной. Такие листовки фашисты разбрасывали на позиции советских войск на всех фронтах. Они также служили пропуском «в плен».

3 декабря - суббота. Обычно это день, когда вспоминают ушедших в мир иной родителей. И называется она родительской. Те, неизвестные, неучтенные солдаты Великой Отечественной войны тоже были чьими-то родителями или могли ими быть. Давайте вспомним и помолимся за упокоение их душ...

Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: