Волжская новь

Праведник, его брат и сын...

История фронтовика получила удивительное продолжение "Союз. Беларусь-Россия" №729 (5) 2 октября 2014 года мы опубликовали материал о выходце из Татарии Павле Пронягине, который в годы войны спас 370 евреев - узников Слонимского и Коссовского гетто, за что получил высшее звание Израиля "Праведник". Корреспондент "СОЮЗа" рассказала, что его судьбой заинтересовались две...

История фронтовика получила

удивительное продолжение

2 октября 2014 года мы опубликовали материал о выходце из Татарии Павле Пронягине, который в годы войны спас 370 евреев - узников Слонимского и Коссовского гетто, за что получил высшее звание Израиля "Праведник". Корреспондент "СОЮЗа" рассказала, что его судьбой заинтересовались две старшеклассницы из Верхнего Услона Татарстана близняшки Алена и Элина Абызовы, где Павел Васильевич, вернувшись с фронта, работал директором школы.

И вот в канун Нового года директор Верхнеуслонской школы Ирина Борисова получила письмо, в котором его автор, Виктор Пронягин, представился сыном Павла Пронягиа и от всей души поблагодарил школьниц за работу. Он также попросил исправить досадную ошибку. Дело в том, что во всех биографиях Павла Пронягина говорится, что его сын умер в младенчестве. Однако речь шла совсем о другом мальчике. У героя есть еще один сын. Он живет в Бресте и делает все возможное, чтобы сохранить память о своем легендарном отце. К слову, в честь героя в Бресте и Коссово названы улицы.

В своем письме Виктор Павлович рассказал также, что последний раз был в Татарстане в 74-м. Приезжал к бабушке в село Антоновка Камско-Устьинского района, откуда родом его отец. Он уверен, что на родине до сих пор живут его родственники. Связь с ними прервалась много лет назад. Поэтому Виктор Павлович попросил помочь разыскать его родных, чтобы он смог их навестить.

Корреспонденты "СОЮЗа" отыскали в Татарстане родного дядю Виктора Пронягина - Андрея Васильевича.

В Антоновке, родном селе Пронягиных, о такой фамилии слышали. Но не знают, куда подевалось многочисленное семейство, жившее когда-то в этих местах. К счастью, в базе данных ветеранов Великой Отечественной войны республики мы разыскали Андрея Васильевича Пронягина, который уже много лет живет неподалеку от Антоновки - в селе Тенишево. Совпадение? Не может быть. И фамилия, и отчество сошлись. Да и возраст деда (под 90) говорил о том, что это может быть только родной брат нашего героя. Так и вышло!

Андрей Васильевич на мой вопрос по телефону, знает ли он, кто такой Павел Пронягин, шутливо подметил:

- Слышал про такого. И даже книжку его несколько раз перечитывал, наизусть знаю. А как не прочесть, если это брат родной? Знаю ли я про племянника из Бреста? Конечно! Только видел его еще в пеленках. Если навестит старика, встречу как родного!

Сейчас гостей ветеран встречает редко. А поэтому был рад, что мы его навестили, поговорили о жизни. Как раз и сын Василий Андреевич приехал проведать старика.

Дети, которые живут в Нижнекамске, отца не забывают. Как только выпадает выходной, приезжают помочь ему. Хотя ветеран и сам прекрасно справляется. Смеется, что магазин рядом и там все есть. Переезжать в город ни в какую не хочет. Говорит, прирос к своему дому. В Нижнекамске живут не только его дети, но и две старшие сестры. Одной уже перевалило за 90, другой - 113 лет!

Сам Андрей Васильевич в ноябре тоже отметит 90-летие. А если бы был жив его брат, то ему в январе 100 свечей на торте задули бы.

Реклама

- Юбилей будете праздновать?

- Что вы, - машет рукой. - Если человек придет меня поздравить, я его встречу, бутылочку поставлю. А сам я ни-ни, уже лет тридцать как ни капли в рот не беру. - Мне еще повезло. Я в 43-м попал на Черноморский флот, служил на легендарном крейсере "Молотов", а вот брата Павла бросили в самое пекло - в Беларусь. Страшно подумать, что ему пришлось пережить. Я когда его книгу "У самой границы" читал, поражался, как ему вообще удалось выстоять.

Если Павел попал на передовую в первые дни войны, то его младшего брата Андрея призвали на фронт только в 43-м, когда ему исполнилось 16 лет. Из военкомата в Камском Устье молодых ребят отправили пешком до Буинска, а это по прямой почти 70 километров, где погрузили в эшелон. Конечной станцией стал черноморской порт Поти. На берег Андрей окончательно сошел только в 51-м. После войны еще пришлось служить в армии. С тех пор на Черном море он больше не был. В памяти остались разрушенные до основания Севастополь и Новороссийск. Как восстанавливали эти города, рассказывал сослуживец, с которым они несколько раз встречались после войны. Но того уже не стало.

По возвращении домой отдыхать было некогда. Бывший матрос Андрей Пронягин сел за руль трактора и пахал днем и ночью.

- Трудное было время, - вспоминает он. - Я вспашу поле и жду председателя, который вместе со мной заправит сеялку зерном, будет со мной до того момента, пока не посеем последнее зернышко. Всех колхозников заставляли разуваться и вытряхивать сапоги, чтобы никто себе зерна не набил. Вот так мы и жили. А сейчас - благодать. Есть что покушать, есть что одеть...

P.S.

Корреспондент "СОЮЗа" в Бресте отправился к сыну Павла Пронягина с адресами и телефонами его родственников в России.

               

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: