Волжская новь

О чем рассказали верхнеуслонским школьникам дети войны

Впервые в Кураловской школе собрались дети войны. Женщины, чье детство опалила война, забрала их отцов и старших братьев, взвалила на хрупкие плечи непосильную ношу. К категории: дети войны относятся все, кто родился с 1928 г. по май 1945 го. Среди гостей Герои Социалистического труда, дети войны, наш земляк Николай Фролов...

Реклама

Впервые в Кураловской школе собрались дети войны. Женщины, чье детство опалила война, забрала их отцов и старших братьев, взвалила на хрупкие плечи непосильную ношу.
К категории: дети войны относятся все, кто родился с 1928 г. по май 1945 го. Среди гостей Герои Социалистического труда, дети войны, наш земляк Николай Фролов и Любовь Смирнова. Организовала встречу председатель ветеранской организации села Лидия Агеева при поддержке руководства школы, районного Совета ветеранов.
Возможно, впервые, вот так, принародно говорят женщины о своем детстве. Елена Дуболазова, Раиса Баранова, Нина Калмыкова, Любовь Удалова, Валентина Папилова. Их хорошо знают в Куралове и Бурнашеве, их имена золотом вписаны в историю района. Но впервые дети услышали от них горькую правду о военном времени, о их детстве. На детей войны, смотрели глаза сегодняшних детей, чистые, счастливые.
- Папу призвали на войну в июле сорок первого. Мне всего-то пять лет было, - рассказывает Баранова. - А в феврале мы получили страшную весть: папы больше нет. Он попал в Суслонгер. Мама пешком ходила к нему, носила какие-то продукты. Сами жили впроголодь на лебеде, да гнилой картошке. Там папа и скончался и был похоронен. Я все собираюсь съездить на его могилку, да найду ли… Вместе с папой был призван житель Тат. Макулова. Потом мы узнали, кто это. Фамилию сейчас уже не помню, но помню, как с мамой мы пошли в Макулово, нашли эту женщину. А она ни одного слова по-русски. Слово Суслонгер прояснило все, обнялись, сели на лавку и ревут обе и я с ними. Потом, кое-как мы узнали, как там «служилось» нашему папе. Мерзли, жили в землянках, одеть-обуть нечего. Еды почти никакой. Рылись в мусорных баках, искали картофельные очистки. Но и оттуда их прогоняли. Что это было, скажите мне? За что погиб мой папа, оставив нас сиротами. Ладно бы в бою…
К сожалению ответа мы не знаем до сих пор, можем только предполагать.
Любовь Удалова в годы войны работала в козхозе им. Кагановича (Сеитово). Внимательно слушали ее ребята. Разве могли они предполагать, что заслуженная учительница столько вынесла в годы войны.
В каждом классе побывали дети войны. Многое узнали в тот день ребята, по-другому будут смотреть они теперь на бабушек - с гордостью, большим уважением.
Было что рассказать о своем детстве и Героям. У Николая Васильевича на фронт ушли братья, а он работал, у Любови Евгеньевны родители трудились в годы войны на железной дороге в Юдино. Их детство было таким же голодным, босоногим.
- Помню, что мы всегда ждали прихода мамы. Вдруг она что-нибудь нам принесет. И она иногда приносила по крошечному кусочку хлеба, картофелину. Мы тогда не думали, где она это брала. Но сейчас-то я точно знаю, экономила на скудном обеде, чтобы подкормить нас. Папа почти не ночевал дома. По станции Юдино день и ночь шли воинские эшелоны с людьми, техникой на фронт, с фронта везли раненых солдат, разбитую технику. Мы иногда бегали смотреть. Все это осталось в памяти.
Вся школа собралась в актовом зале. Звучали песни, слова благодарности ветеранам. А они не скрывая слез, радовались счастью своих внуков, у которых есть возможность вкусно поесть, хорошо одеться, учиться и просто жить под мирным небом.
В исполнении Ирины Гурной звучит песня «Обелиски» на слова Р. Козловой. В ней горечь утраты, вера в торжество Победы, память потомков. По живому коридору, под громкие аплодисменты, с цветами в руках, со слезами на глазах идут дети войны. Идут последние живые свидетели военных лет.
«Час памяти» прошел и в Верхнеуслонской школе. Султан Назмутдинов, Фатых Хикматуллин, Лидия Микрюкова, Агустина Трофимова, Николай Маркин, Николай Фролов, Любовь Смирнова и дважды орденоносец Геннадий Матросов, ответственный в Совете ветеранов за военно-патриотическое воспитание.
Откровенный разговор получился у гостей со старшеклассниками. Ребята старались не пропустить ни одного слова, записывали. Они понимали, что это живая память о войне. У каждого ветерана было, что рассказать своим внукам, было что вспомнить.
Поразил рассказ Августины Нестеровны.
- Мама умерла перед войной. Нас осталось четверо детей. Старший брат ушел на фронт, сестра работала в Казани на военном заводе. Папу осенью сорок первого мобилизовали на строительство оборонительных сооружений. Мне - четыре, брату - восемь. Оставить не с кем. Вот и пришлось папе взять нас с собой. Смутно помню, как везли на лошадке. Было очень холодно. Привезли в Большие Тарханы, поселили у одной доброй женщины. Мы ее сразу же стали звать апа, а потом - мама. Папу видели редко. Он целыми сутками был на работе, апа тоже уходила на рытье окопов. Нас собирали поочередно в домах колхозников. Сегодня у одних, завтра - у других. Старались натопить печь, чтобы мы не мерзли, но все равно было холодно. Находили возможность, хоть как-то накормить нас. Мы все вместе играли. Языка не знали ни те, ни другие. Но все русские ребятишки быстро выучились говорить по-татарски, ровно как и татарские - по-русски. Помню, как кричали женщины, получая похоронки. У нашей апы на фронте погибли девять сыновей и муж. Наверное, поэтому нас она полюбила, как своих. Вернулись в Верхний Услон только в сорок третьем. Дом свой не узнали. Одни стены. В нем в наше отсутствие жили эвакуированные из Белоруссии. Чтобы не замерзнуть, они разобрали все сараи, баню, заборы, сожгли все книги, а их было много: собирал старший брат - Алексей. Осуждать их мы не могли, тогда все так жили…
Вспоминала ветеран и школьные годы. Ведь они пришлись тоже на войну.
- Писать нечем было. Разводили сажу. Искали книжки, где между строк большие пробелы - писали там. Какая радость была, когда где-то доставали грубую оберточную бумагу. А единственный химический карандаш растворяли в четверти воды и экономно расходовали драгоценные чернила.
Просматривая архивы военкомата военных лет, я видела эти листы: грубые коричневые, или серые папиросные. Если встречается нормальная, газетная бумага, то на обороте обязательно или объявление, или рисунки плаката, или слова лозунгов. (Прим. автора)
После школы Августина Трофимова поступила в педагогический техникум, а потом, по направлению, отправилась в Алтайский край, где шло освоение целинных и залежных земель. Утром - в школе, днем - на току, ночью на машинах возили зерно на элеваторы.
Много интересного поведала детям и ветеран педагогического труда Лидия Микрюкова. В те годы она жила в Узбекистане. Видела, как депортировали туда крымских татар, ингушей, чечен.
- Эти люди до сих пор стоят перед глазами. Испуганные, полураздетые, с узелками под мышкой. Им ведь на сборы всего 24 часа дали. У нас хоть фрукты были, - а как жили в блокадном Ленинграде, в других городах в войну, трудно себе представить.
Не хотели расходиться ребята, они ловили каждое слово ветеранов. Ведь перед ними были их сверстники военной поры прошлого века. Возможно, многие думали, а мы бы смогли так жить, смогли выжить?
Гости посетили школьный музей, узнали о новых планах поисковиков, познакомились с последними экспозициями. В дар музею Герои Соцтруда Фролов и Смирнова от общественной организации «Герои Татарстана» передали ценнейшую книгу «Герои Российской Федерации» и поблагодарили Ольгу Хуртину за работу по военно-патриотическому воспитанию молодого поколения.
В преддверии Великой Победы будут новые встречи, вечера, но эту - ребята запомнят на всю жизнь. Как, впрочем, и взрослые. Хотелось бы от Совета ветеранов района выразить огромную благодарность руководству отдела образования, руководителям школ за подготовку и проведение этого мероприятия.
Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: