Волжская новь

Нелегкая ноша в годы Великой Отечественной войны легла на женские плечи

Чему только не научились наши женщины за долгие 1418 дней. Они достойно заменили отцов, мужей, старших братьев. Встали к станкам, сели за рычаги тракторов, научились управлять гужевым транспортом. Им покорялись даже самые упрямые колхозные быки. Они кормили фронт, снабжали армию всем необходимым, все для фронта и ради Победы. Сегодня повсюду...

Чему только не научились наши женщины за долгие 1418 дней. Они достойно заменили отцов, мужей, старших братьев. Встали к станкам, сели за рычаги тракторов, научились управлять гужевым транспортом. Им покорялись даже самые упрямые колхозные быки. Они кормили фронт, снабжали армию всем необходимым, все для фронта и ради Победы. Сегодня повсюду рядом с солдатскими монументами, скромными памятниками устанавливают памятники труженикам тыла. А рядом с фигурой женщины зачастую можно увидеть и детей. Они полноправные творцы нашей Победы! Наравне со взрослыми, матерями, бабушками работали мальчишки и девчонки, которых в то страшное утро 1941-го война лишила детства.

К 60-летию Великой Победы ученики Верхнеуслонской школы под руководством учителя истории Ольги Хуртиной записали воспоминания живых участников той суровой военной поры. Эти воспоминания хранятся в школьном музее и представляют собой бесценный материал. Потому как время неумолимо бежит вперед, все меньше и меньше очевидцев тех лет остается среди нас.

Вера Григорьевна Орлова родилась и выросла в Чистополе. В 1941-ом ей едва сравнялось 14 лет. Желание помогать фронту и скорее разбить фашистов, было настолько велико, что подруги, прибавив себе года, устроились на часовой завод. Предприятие выпускало военную продукцию для самолетов, кораблей, танков. Работала Вера с подругами в две смены, которые длились по 12 часов. Девушка освоила специальность наладчицы и успевала работать сразу на десяти станках. Надо было быть не только расторопной, но, главное, внимательной.

А в свободное время бежали в госпиталь навещать раненых бойцов. Читали им газеты, книги, писали домой письма. Время было голодное. То, что получали на карточки, не хватало. Часто мама уезжала из дому в соседние деревни, чтобы на одежду выменять продукты. Хоть и уставали, но была молодость, желание приблизить Победу, дождаться своих близких с фронта.

Елизавета Егоровна Гусева, в девичестве Корсакова, родилась в Ново-Русском Маматкозине. Отец был кузнецом, мать работала в колхозе. Кроме Лизы в семье были два брата - Михаил и Николай. Девочке шел пятый год, когда началась война. Помнит она, как отцу принесли повестку, как плакали женщины и дети, провожая родных на фронт, как нес ее отец до околицы на руках. А потом были годы ожидания. На отца пришло извещение, что красноармеец Корсаков пропал без вести. Семья не верила и продолжала ждать, надеясь, на чудо. И только, когда однополчанин рассказал, как и где погиб Егор, поняли, что ждать бесполезно.

За годы войны Лиза подросла, пошла в школу. Часто вспоминает и послевоенные годы, когда «душили» непомерными налогами. Но люди терпели, главное, война закончилась. На всю жизнь врезался в память один случай. За неуплату налогов, пришли забирать корову - единственную кормилицу. «Плачьте, дети, громче, может, пожалеют сирот», - сама, заливаясь слезами, говорила детям мать. Плакали так, что, казалось, ни одно даже самое черствое сердце не выдержит. Корову оставили, а матери пришлось продать из дома все, что имело хоть какую-то ценность.

Анна Степановна Уланова родилась в Челнинском районе, в с. Бетьки. О том, что началась война узнала вечером. Собралась вся улица, а утром уже провожали сельчан на фронт. Через год призвали и старшую сестру. Она вернулась в сорок пятом. Брата призвали на фронт в 1944-ом.

- Мне хоть и было всего 11 лет, я работала вместе с подругами в колхозе, - вспоминает Анна Степановна. - Научилась вязать снопы, веять зерно, жать. Все делали, а сами были и раздеты, и разуты, и голодные. Папа болел сильно, а мы с мамой работали. Занятия в школе начинались с октября, а заканчивались, когда полевые работы начинались. Семь классов с грехом пополам окончила, а дальше учиться мама не пустила. В 15 лет и мешки таскала, и на быках пахала. Да не одна я такая, все тогда Победу приближали, о себе не думали.

Как только сходил снег, на полянках зеленая травка появлялась. Становилось легче жить: лебеда, дикий лук, почки с деревьев, свергубиза - все шло в пищу. И лепешки из них пекли, и похлебку варили, и пирожки стряпали. Желудок набьешь, а есть все равно хочется. О картошке и хлебе только мечтали. Словами не передать нашу жизнь, не дай Бог, чтобы такое повторилось.

Анна Степановна после войны библиотечный техникум в Елабуге окончила, а потом в наш район приехала на постоянное место жительства.

Антонина Васильевна Юшина родом из Коломны. Родилась в 1927 году. Когда услышала по радио, что началась война, страха не испытала. Была уверена, что немцев очень скоро побьют. Семья жила недалеко от завода, где делали поезда. Начались бомбежки.

- Многие прятались под железнодорожными мостами, но это было очень опасно. Мы бегали к зенитчикам и прятались в окопах. Потом около дома вырыли убежище-землянку. Там прятали съестные припасы, воду, противогаз. Когда фашисты подходили к Москве, нас эвакуировали. Ехали в товарных вагонах. Двигались медленно, пропускали поезда на фронт. Часто бомбили. До Сибири мы не доехали. Сошли на ст. Шиморданы. У отца в Казани жили родители. Отца призвали на фронт, но в 1943 году он был ранен и вернулся домой. Жили трудно, голодно. Но без дела никто не сидел. Брат отца жил в Печищах, и мы приехали к нему. Здесь я устроилась в охрану на мельзавод. Без документов не брали, но потом вопрос решился. Мы ведь не успели их даже взять из дома.

О многом вспоминается Антонине Васильевне. Всего не расскажешь. Пухли от голода, варили очистки, мороженую картошку. Помнит, как однажды охранница выстрелила в приблизившегося к мельнице (а это стратегический объект) человека, как уже после войны женщины старались подкормить детишек, рискуя своей свободой, выбрасывая в мусорных ведрах кусочки теста. Все это было и все сохранила детская память.

Садыков Борис Александрович. Когда началась война, ему было всего 12 лет.

- Отца на фронт не взяли. А погиб он вместе с матерью, когда переправлялись на плоту через реку. Мы остались с братом, который был старше меня на два года. Он сразу же пошел в колхоз работать. Я помогал ему, как мог. В бригаде у них были четыре девочки, трое мальчишек, да бригадир - старик. Пожалел он, видимо, меня. Взял водовозом. Стал я возить на конной двойке воду с реки для тракторов. Воду в них добавлять надо было постоянно. Вот и стояли две бочки по обе стороны поля, третья - посередине борозды. Работали от темна дотемна. Когда совсем темнело, распрягал лошадей, отпускал их пастись, а сам тут же засыпал. Но мне было еще легче, чем другим. Пока везу воду на поле, дремлю. Остальным было не до сна, особенно когда уборка начиналась. И на быках пришлось мне пахать. Трактора часто из строя выходили, вот тогда и запрягали колхозных быков. За работу я получал 400 граммов хлеба в день. А все мы мечтали, как бы досыта наесться хлебушка. Мечта эта моя детская осуществилась только в 1948 году, когда хлебные карточки отменили.

               

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: