Волжская новь

К юбилею Верхнеуслонского района: мое родное Сеитово

«Мест красивых на земле немало Только не сравниться им с тобой...»

Мое село. Мое родное Сеитово. Она расположилось в двадцати пяти километрах от районного центра, без малого в пяти километрах от ближайших сел Макулова и Куралова. Спускаясь в село влево от тракта Казань-Ульяновск, взглядом упираешься в почти правильный треугольник из берез, что растут прямо за Луковскими амбарами. Место просторное, пригорок, защищенное от ветра. Летом здесь полно ягод, осенью - грибов. Там же колхозникам местного колхоза им. Кагановича, наделяли паями для сенокоса.

Село как бы спряталось от людских глаз. И только, спустившись по старой мощеной булыжником дороге к Первой долинке, видишь его улицы, дома, огороды. По центру села протекает небольшая речушка с удивительным названием Шиш.

«Бежит, шуршит по камушкам

Студеная вода.

Речушка Шиш по имени.

Тальник по берегам...»

Где-то далеко, за дубравой, берет она свое начало. Ее верховья заросли камышом, тальником, крапивой. И только проделав немалый путь, уже ниже Макулова, соединяется она с Сулицей.

Шиш мелководна. В отдельных местах глубина достигала более двух метров. Над ней нависали деревянные мосты: Михеев, Вагин (по имени тех, сто жил рядом). Эти мосты были проезжими. Остальные - пешеходные. У нашей речки было несколько притоков-ручьев. Они текли от Пичугина угла, от Гремячки, с Большой горы и питали своей водой Шиш. По весне речка и ручьи разливались широко, привольно, затапливая огороды, сады. Особенно бурлил ручей в Кучином овраге, который стремительно несся от горы Гремячки.

С Шишом связано много историй. Одна из них о семье Колузановых-Сафроновых. Жили они в сторожке, рядом с кузней. Детей в семье было много. В половодье играли на берегу речки, потом решили покататься на льдинах. Вода подхватила мальчишек. На крик прибежали люди. Мать бегала по берегу и ревела. Все обошлось благополучно.

Для нас наша речка была спасением в летний зной. Там же мы ловили пескарей, угрей для кошек. Но иногда улов был такой, что хватало на уху!

По берегам Шиша, от Косарева оврага, до Пятинина огорода, было множество ручейков с хрустальной водой. Почему-то вода в них на вкус была разной. Сорвав огурец или морковку, взяв ломоть ржаного хлеба, круто посыпанного солью, мы часто собирались компанией у ручья. Пили воду из стаканчиков, сделанных из листьев кувшинок. Вкус этой еды живет во мне все годы, потому что это было детство, где и сахар слаще и деревья - выше..

Чуть повыше ручьев на берегу стояли деревенские бани. Место удобное-река рядом. Летом можно было прямо из предбанника нырнуть в прохладу воды, зимой - прорубить прорубь.

Село наше старинное. Веками здесь жили люди, потому как места действительно красивые. Горы, речка, леса, низина, дорога-что еще надо человеку? Ничего не скажешь, умели наши пращуры находить места для жилья.

Название села имеет татарское происхождение, как и села Макулово, Маматкозино, Ямбулатово, Еильдеево... О том, что на сеитовской земле действительно жили татары говорят и названия отдельных местностей: Мазарская гора, Миртуса... У подножия Мазарской горы находилось мусульманское кладбище. Об этом мне рассказывала моя бабушка Пелагия Даниловна. Туда до шестидесятых годов прошлого столетия приезжали какие-то люди, молились. Скорее всего это были родственники тех, чей прах покоится у подножия горы. Еще говорили, что подобное кладбище было на горе Крутушка, выше школы, которой, к сожалению, давно нет в селе. Говоря об этом, убеждаюсь, как мало я знаю об истории своего родного села. Неужели все это уйдет в никуда...

Мои личные воспоминания начинаются с того момента, как я стала осознавать себя и воспринимать действительность.

В пятидесятые годы в селе была школа - семилетка, правление колхоза им. Кагановича, библиотека находилась в одном из домов, изба-читальня, склад зерна в бывшей церкви, кирпичная лавка в Вязовском конце, где жители могли купить практически все. Позднее был построен деревянный магазин. В колхозе были конеферма, ферма КРС, телятник, овцеферма, птицеферма. Было развито огородничество и садоводство. Имелись пасеки, мельница. Моя бабушка «ходила за овцами», а мама работала в огородной бригаде.

На горе Крутушка в пятидесятые годы нашли залежи глины. И там поставили небольшой заводик по производству кирпича. Это место сохранилось до сего времени. А кирпич шел на строительство животноводческих помещений, как и камень, которого в окрестностях села было великое множество.

Правление колхоза находилось на втором этаже двухэтажного здания (единственного в селе). Первый этаж был кирпичный, там была шорня, где чинили конскую сбрую). У этого здания была нехорошая слава. В первые годы коллективизации кулаки здесь стреляли в колхозного председателя Ивана Тимофеевича Козлова (моего дядю). Сегодня его фотографию можно увидеть в исполкоме райсовета. В 1945-1947 годах он был председателем райисполкома.

В шорне мы, выпускники Сеитовской школы (в 1957 году она была уже начальной), собирались перед тем, как отправиться в Куралово. Пять км -туда, пять - обратно - это путь сеитовцев к судьбе. В метельные и морозные дни нас иногда встречали на лошадке. Тогда нас в пятый класс пошли пятеро: Татьяна Сергейчева, Зоя Яковлева, Нина Удалова и я.

В пионеры нас принимали в Сеитове. Мы были несказанно горды этим. Летом мы работали на прополке свеклы на колхозном поле, на прореживании кукурузы, во время жатвы собирали колоски. Ранней весной по насту вывозили в поля куриный помет, золу, все это шло на удобрение колхозных полей.

О своем родном селе могу говорить много, особенно о его людях: честных, работящих, красивых и добрых. Моя Большая улица! Чистая, зеленая со стоящими впритык друг к другу домами. Ронжины, Кучины, Козловы, Кучумовы, Алешины, Пятинины... Одинаковых фамилий в селе было много. Различали по безобидным прозвищам, «прилипшим» еще с незапамятных времен.

Моя улица называлась Большой, потому что она действительно была большая, широкая. Начало брала у Симбирского тракта, а другим концом упиралась в подножие школьной горы у Кучина оврага.

Улицы, (а точнее -концы) в селе имели названия по тому, куда они выходили: Вязовской, Макуловский, Ташевский. И небольшие улочки на горе:Верхняя и Нижняя Козловка, Курмыш с Лефановым ключом...

По Ташевскому концу, в Вахитово, летом отправлялись на праздник Сабантуй жители Татарского Макулова. Они ехали нарядно одетые, в белых шерстяных носках и глубоких лаковых калошах, сбруя и лошади украшены национальными пототенцами. Играли гармошки и разносились окрест татарские песни. Мы смотрели на это с большим любопытством.

Детей довоенных было много. Семьи тогда были большие. Ушли на фронт и не вернулись жители нашей улицы Козлов Петр, Козлов Иван, Коглов Павел, Ронжин Петр, Ронжин Николай, Кучумов Илларион, Кучумов Николай, Кучумов Федор, Пятинин Иван, Пятинин Петр, Ронжин Александр...

Светлая им память. Их имена на памятнике, который был открыт в 1969 году, а отреставрирован к 70-летию Победы правнуком одного из участников гражданской и Великой Отечественной Алексеем Цветковым.

Село было чистым, прибранным, ухоженным. Долгие военные и послевоенные годы председателем сельсовета бессменно работала Анастасия Михайловна Носова.

Еще хотелось бы сказать о культурной жизни села. Ребята занимались гиревым, городошным, конным спортом. Девчата ставили концерты, спектакли, вечерами, примостившись где-нибудь на бревнах, пели под гармошку или танцевали польку, вальс, краковяк. Молодежь много читала. И стремилась к знаниям.

Родной край, место, где исхожены все тропинки, он дорог, любим и близок сердцу. Теперь село стало малочисленным, а большинство моих земляков покоится на местном погосте.

Я привела небольшой отрывок из своего сборника «Я на Большой родилась улице», который посвятила в благодарность всем, кого люблю и помню, кто помогал в становлении меня, как человека, как личности.

Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: