Волжская новь

Парижанка ищет родственников в Верхнем Услоне

Француженку с верхнеуслонскими корнями встречали на днях в Краеведческом музее. Мария-Ольга Тарасов (Marie-Olga Tarassoff - так звучит фамилия за рубежом) пытаясь понять, почему ее предок ушел в русский экспедиционный корпус и не вернулся больше на родину, готова вновь и вновь возвращаться в Россию, чтобы найти родственников по мужской линии.

Во время нашей короткой встречи внучка русского иммигранта из Татарстана рассказала об истории своей семьи и отношении французов к России.

- Мой дед Фаддей Тарасов родился 15 августа 1894 года в Казани. Прадед Ипполит Меркулов был родом из Верхнего Услона, из семьи фермеров. Прабабушка Анна Мокеева-Тарасова происходит из мелкой казанской буржуазии, умерла в 1911 году. В записях крещений старообрядцев Казани от 1894 года указано, что Ипполит Меркулов и его жена Анна, 21 августа 1894 года крестили своего сына Фаддея, согласно обрядам староверов Белокриницской церкви.

- Как Ваш дед попал во Францию?

- В 1916 году он решил поехать во Францию с экспедиционными силами первой российской бригады. В конце 1915 года Россия и Франция пришли к соглашению об отправке на фронт 30 000 мужчин. Они должны были высадиться в Марселе в апреле 2016 года. Дед был тогда инженером путей сообщений.

К сожалению, у меня очень мало информации о последующих годах его пребывания на чужбине до его женитьбы в 1922 году. Знаю, что он решил остаться во Франции из-за революции 1917 года. Папа рассказывал, что дед был отравлен газом в сражениях Первой мировой войны. Он вел записи о той войне, эту записную книжку я нашла не так давно. К сожалению, не все там переведено, ведь я не знаю русского языка.

- Как дальше сложилась судьба деда?

- В ноябре 1922 года он женился на Андреа Бадолль. В семье существует несколько версий их встречи. У них родилось трое детей: Джордж (мой отец, родившийся в 1925 году), Анна и Мари-Терез. Дед получил французское гражданство. Прадед Ипполит приехал во Францию в 1925 году по случаю рождения моего отца. Он проделал этот путь в одиночку, оставив очень большой залог. Из-этого я делаю вывод, что прадед был обеспеченным человеком.

Семья бабушки Андреа несколько отдалилась от нее, когда она вышла замуж за Фаддея, больше из-за вероисповедания, чем из-за национальности. Долгое время дед работал преподавателем промышленного дизайна в школе Rachel. До того с переменным успехом трудился в сфере недвижимости. А бабушка, дочь торговца, держала химчистку в 15-ом округе Парижа, где проживала большая русская община.

После смерти бабушки Андреа в декабре 1945 года, дед стал подумывать о поездке в Россию. Но мой прадед Ипполит в письме настойчиво отговаривал его от этого шага. Убеждая, что он нужен своим детям, напирая также на то, что ему будет невозможно общаться с братьями. Это было его прощальное письмо, он чувствовал приближение конца своей жизни и очень переживал за Фаддея. Многие русские семьи, вернувшись после войны, сразу отправились в лагеря. Прадед писал, что в России наступили неспокойные времена и, если сын «откроет эту дверь, будет ли уверен, что она за ним не закроется навсегда»…

Мой дед очень страдал, живя в дали от семьи своих предков. Он поощрял свою дочь Анну изучать классический танец. Она вышла замуж за артиста цирка, который сформировал трио, оно широко было известно в 50-годы. Тайная мечта деда была в том, чтобы стать импресарио своей дочери, дабы иметь возможность вернуться в Россию. Дедушка даже написал книгу главный герой которой хотел, чтобы его тело после смерти было кремировано, а прах развеян на границе с Россией. Тогда ветер унес бы его на свою землю, домой, чтобы он мог покоиться в мире, ближе к своей семье. Вот как дед мечтал вернуться в Россию.

Фаддей умер в Монруже в 1954 году. Я родилась в 1957 году и не имела счастья знать его.

А вот мой отец, не думаю, что он хотел поехать в Казань. Он всегда говорил нам (трем дочерям), что нужно быть осторожными, если мы решимся поехать в Россию. А мне всегда хотелось увидеть места, где жили мои предки, встретиться с родственниками, живущими в России.

В мае 2005 года, во время путешествия по Волге, я побывала в Казани, всего лишь полдня! Я хотела найти ответы на многие вопросы, главный из которых: почему Фаддей Тарасов решил войти в русский экспедиционный корпус и отправиться в долгий трехмесячный путь, рискуя быть убитым во Франции? Мой отец всегда рассказывал, что дедушка хотел поехать в Америку. Было ли это всего лишь стартом его Одиссеи?

Каждый год я принимаю участие в памятной церемонии у Вечного огня в Париже, которую проводит ассоциация памяти Российской экспедиции во Франции, ежегодном паломничестве в память о российских экспедиционных силах в Сент-Илер-ле-Гран на русском военном кладбище. В 2017 году праздновалось 100-летие высадки российской экспедиции во Франции, и я также приняла участие в праздновании и церемониях Марселе и Сент-Илер-ле-Гран, где почтили и память моего деда. В Марселе я встретила директора исторического общества, который не знал о книге моего деда - в ней он вел хронику прихода экспедиционных сил России. Я передала ему ее по Интернету.

- Вам удалось найти кого-то из родственников в России?

- В марте 2010 года по случаю года России во Франции и Франции в России, я была приглашена на прием в мэрию Парижа, организованный в честь президента Дмитрия Медведева. Мне удалось тогда ему лично передать письмо, в котором я просила его найти мою семью. В мае того же года получила электронное письмо. Я написала длинное письмо двоюродному брату моего отца Виктору Кузнину, в котором рассказала о французской ветви семьи Тарасовых. Перевод письма отнял у меня некоторое время и весточка была отправлена только в августе. Я получила письмо от его внучки, в котором говорилось, что Виктор скончался в июле. По короткой переписке с родственницей выяснилось, что мое знание истории нашей семьи более глубокое. Из-за языкового барьера мы прекратили переписку. На многие вопросы я так и не получила ответы.

В 2017 году я вновь открыла досье «Воссоединение с моей русской семьей» и написала письмо президенту Татарстана Рустаму Минниханову. Он был очень добр ко мне и направил письмо в соответствующие службы. Таким образом новая информация о моих двоюродных братьях пополнила семейное древо. В ответе, полученном мной также упоминается о существовании Центра семьи, призванного помогать в воссоединении семей. Я намерена обратиться в казанский Центр семьи, так как очень хочу встретить свою русскую семью.

В ваше село я так же приехала не случайно: ведь мой прадед родом из Верхнего Услона. Мне бы очень хотелось узнать о судьбе братьев моего деда - Виктора, Владимира и Василия Ипполитовичей и их близких. Я буду рада любой информации.

- Нашим читателям интересно будет узнать о Вас. Расскажите о себе.

- Я старшая из трех детей (все девочки, наш брат Пьер умер в возрасте трех дней в январе 1956 года). Я не замужем и у меня нет детей. Живу в Париже. Изучала рекламу в самой старой школе рекламы в Париже. Теряла работу пять раз и каждый раз начинала свою профессиональную деятельность с начала. Последние годы работала в газете для пожарных, но я не журналист. Занимаюсь волонтерством. Эта часть моей жизни для меня очень важна. Я также член ассоциации AREP, в которую входят те, кто родился в семьях первых русских иммигрантов во Франции. Мои сестры не интересуются своими русскими корнями, в отличие от меня.

- Как относятся французы к России?

- Французы любят Россию: ее историю, людей и саму страну. Мне кажется, для многих из них Россия - это все еще Советский Союз. Когда я говорю, что мой прадед из России, а меня всегда спрашивают о корнях моего имени, люди всегда интересуются историей моей семьи. Но они мало знают о нашей иммиграции. Я, например, заметила, что историки, рассказывающие о Первой мировой войне, ничего не говорят о русских солдатах, которые приехали помочь французам в войне против Германии.

Что касается моего отношения к России, я влюблена в нее. Видимо, мои российские корни дают о себе знать, во мне они проявились больше всего. Русские необыкновенно гостеприимный народ, мне все помогают, всюду встречают с улыбкой. Россия очень красивая и сильная страна и теперь я понимаю, почему мой дед всегда скучал по ней и мечтал вернуться. Здесь особая атмосфера!

P.S. Нашего общения с Марией-Ольгой не получилось бы без переводчика Риммы Юсуповой, за что ей огромное спасибо. История семьи Тарасовых-Меркуловых нас необыкновенно взволновала и всем захотелось помочь зарубежной гостье обрести родственников. Будем рады любой информации.

 

Реклама
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: