Волжская новь

Баба Нина в услонском тупике

Вдове умершего участника Великой Отечественной войны отказали в постановке на учет, как нуждающейся в улучшении жилищных условий. Результат проверки жилищной комиссией: пожилая женщина обеспечена жильем и отдельная квартира не нужна.

Дети без детства

Нина Ивановна Вагина родилась в Сеитове в 1934 году. Ее родители, обычные крестьяне, труженики колхоза. Мирные будни семьи были прерваны Великой Отечественной войной. Отец ушел на фронт в первые же дни войны. Перед тем, как отправиться в путь, крепко прижал к груди четверых детей: «Держитесь, - сказал, сдерживая слезы. - Победим врага и я вернусь».

Но не сбылись слова солдата, он на фронте, защищая родину в 44-ом. Похоронки тогда врывались в каждый дом, каждую квартиру, а родным даже некогда было горевать, потому что приходилось работать в несколько смен, чтобы обеспечить фронт всем необходимым.

Война закончилась, но с ее окончанием для семьи начались новые испытания.

- Через два года после войны умерла мама, - вспоминает Нина Вагина. - Она и до этого болела, а смерть отца ее вовсе подкосила. И осталось нас четверо сирот. От детского дома нас спасла сестра, ей к тому времени уже исполнилось шестнадцать лет, она-то нам заменила и маму, и папу. Я устроилась нянькой в семью врачей, присматривала за детьми, убиралась в доме, стирала. Деньги за работу платили небольшие. Не дали умереть с голоду соседи, которые то и дело подкармливали нас, сирот. А когда в шестнадцать лет я получила паспорт, то решила переехать к тетке в Среднюю Азию.

После войны правительство включило в план ряд важнейших строек в этих городах, на одну из них и отправилась Нина Ивановна. Там познакомилась с будущим мужем - фронтовиком Иваном, на долю которого, кроме Великой Отечественной выпала еще и Японская. Там же, на чужбине молодые поженились и уехали жить в Пермский край.

Возвращение на родину

Нину Вагину тянуло на родину. Вдали от нее, она часто вспоминала услонские просторы, родные поля, склоны, ей безумно хотелось вернуться обратно. И вскоре мечта сбылась.

- Мы вернулись в Верхний Услон в 1971 году, - говорит она. - Муж устроился столяром-пилорамщиком в совхоз «Услонский», а я - санитаркой в Казанский онкологический диспансер. К тому времени у нас уже было трое детей: два сына и дочь. Директор совхоза под жилье выделил пионерский домик. Он так назывался потому, что лагерь был там раньше пионерский, детишки летом отдыхали.

Конечно, жить в летнем домике не представлялось возможным. Но у Вагиных не было другого выбора. Глава семьи утеплил как мог свое новое жилище, обложил кирпичом и сложил печку. Так они и стали жить: в тесноте, да не в обиде.

Беда не приходит одна

Шли годы, подрастали дети. Старые раны солдата все чаще и чаще давали о себе знать. Его здоровье ухудшалось, и в 1989 году мужа Нины Ивановны парализовало. Ей пришлось оставить прежнее место работы и устроиться в Верхнеуслонскую санэпидстанцию дезинфектором. До последнего она надеялась, что муж поправится, встанет с кровати и все будет как раньше. Но… спустя три года он умер. А еще через два года умирает старший сын Вагиной.

Сегодня дочь Нины Ивановны живет в Пермском крае, а сын - в Казани. На него она только и надеется.

В условиях прошлого столетия

Дом, в котором живет сегодня вдова участника Великой Отечественной войны, язык не поворачивается назвать домом. Шестидесятых годов постройка уже давно пришла в негодность. Некогда утепленные стены пропускают свежий воздух во внутрь жилого помещения, потолок обвис, в углах сквозные щели. Зимой она ходит дома в куртке и валенках - очень холодно. В сильные морозы пожилая женщина даже спать ложится в верхней одежде и обуви, укутавшись двумя одеялами. Напольные доски лежат практически на земле, потому и с пола веет ледяной холод. Оконные рамы сгнили, менять их нет смысла: тронешь за краешек, упадет полстены. Воды в доме нет, как нет канализации и слива. За водой баба Нина ходит на колонку, которая расположена в ста метрах от ее дома.

-Зимой с водой полегче,- сквозь силу улыбается она, - чтобы постирать или помыть посуду, топлю снег.

Хороший же выход из положения нашла пожилая женщина в двадцать первом веке. А главное, «достойную» старость проживает 78- летняя вдова участника Великой Отечественной войны!!!

- Я собрала необходимые документы и обратилась в Исполком с заявлением, чтобы местная власть помогла мне улучшить жилищные условия, - продолжает Нина Ивановна, - но получила отказ. Оказывается, моя жилплощадь считается достаточно большой и не попадает под какую-то их статью закона. Обращалась я и в БТИ с заявлением о признании моего дома ветхим. Но комиссия вынесла решение, что износ дома составляет лишь 44 процента. Значит, жить можно.

Продать бы дом

Баба Нина неоднократно пыталась продать свой дом. Именно в редакции нашей газеты мы с ней и познакомились, когда она очередной раз пришла подать объявление. Однако желающих на «большую жилплощадь» не находится.

- Хотела на вырученные деньги купить квартиру, чтобы остаток своих дней пожить в человеческих условиях, - говорит она. - Да вот только не привлекает покупателей постройка шестидесятых годов.

Не привлекает покупателей даже то, что при доме двенадцать соток земли, хороший сад. Можно, конечно, снести этот пионерский домик и на его месте поставить новый добротный дом, но есть одно «но». «Сердобольный» сосед бабы Нины в свое время сумел оградить высоким забором не только свой дом, но и часть дороги. Теперь проезд к дому бабы Нины слишком узок, а зимой это и вовсе - козья тропка. Даже если новые хозяева захотят построить здесь дом, КамАЗы со стройматериалами вряд ли заедут в этот тупик. Вот и получается, куда ни кинь - везде клин.

Комментарий:

Начальник отдела жилищной политики Исполнительного комитета Верхнеуслонского района Рамис Хамитгатин.

- Нина Ивановна Вагина действительно неоднократно обращалась к нам с заявлением о постановке ее на учет, как вдову ветерана Великой Отечественной войны, нуждающуюся в улучшении жилищных условий.

Согласно статьям 51-52 Жилищного кодекса, нуждаемость в улучшении жилищных условий - менее 18 квадратных метров жилого помещения на одного члена семьи. Площадь дома Вагиной больше. Она обращалась в Бюро технической инвентаризации, для признания ее дома непригодным для жилья. В Исполнительном комитете района была создана комиссия, которая обследовала жилищные условия пожилой женщины и факт, что дом не пригоден для проживания подтвержден не был. В связи, с чем и было отказано о постановке ее на учет по данной программе.

Послесловие

Вот и получается, пока одни издают законы, а другие их исполняют, баба Нина вынуждена коротать свою старость в невыносимых для пожилого человека условиях. Неужели сегодня главным пунктом закона является наличие лишних квадратных метров, а не отсутствие элементарных условий для проживания? Разве заслужила этого вдова ветерана Великой Отечественной войны? Впрочем, случаи, когда новые квартиры получают те, кто жил в более комфортных условиях, чем героиня сегодняшнего рассказа и лишние квадратные метры не тому помешали, существуют. И это уже ни для кого не секрет…

Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: