Волжская новь

Я люблю тебя, Калуга

У всех нас, живущих на этой земле, есть своя малая Родина, где мы родились и жили до какого-то времени. Моей малой родиной являлся поселок Калуга. Прошло много лет с той поры, у меня уже взрослые дети, подрастают внуки, но память часто возвращает меня в детство, вспоминаются родители, соседи, подружки. В...

У всех нас, живущих на этой земле, есть своя малая Родина, где мы родились и жили до какого-то времени. Моей малой родиной являлся поселок Калуга.

Прошло много лет с той поры, у меня уже взрослые дети, подрастают внуки, но память часто возвращает меня в детство, вспоминаются родители, соседи, подружки.

В нашей деревеньке было мало домов, и я помню, кто в них жил. Три семьи братьев Филипповых, Ефимовы, Синицыны, Шуркины, Герасимовы, Ванюшины, Обхуновы, Рженовы. Помню бабку Ганну, у неё была белая хата и очень красивая, наверное, она была с Украины. Под горой жила баба Шура, она жила в землянке, которая вся была увешана лечебными травами.

Наш небольшой дом стоял у самого леса. Семья состояла из трех человек - папа Гена, мама Аня и я, их дочь Лена. К дому шла тропинка, сад был огорожен плетнем из орешника. Мама сажала овощи: огурцы, помидоры, свеклу, морковь. Росли вишни, когда весной цвели сады, все утопало в цвету. Запах стоял, если так можно выразиться, «обалденный». Жили мы бедновато, коровы не было, овцы были, и так мне захотелось молока, что стала я у мамы просить кружечку молока. И мама подоила овцу. До сих пор в моей памяти остался сладковатый вкус этого молока. Мой папа работал на ферме скотником, а мама на колхозных огородах. Вообще-то, все жители поселка работали в колхозе «Партизан».

Рядом с нами жила тетя Дуня Синицына. Дети у нее были взрослыми, и к ней в гости на лето приезжали внуки. Сразу после дома Синицыных был овраг, который для меня, тогда маленькой девочки, казался глубоким, а по краю оврага шла тропинка. Овраг и тропинка соединяли с другими соседями, а дорога вела в Покровку. Дорога шла мимо родника, который назывался Богдановым.

Недалеко от деревни после войны, (по воспоминаниям односельчан) была вырыта то ли землянка, то ли подвал, где жили моряки, проходящие реабилитацию после ранения. Этот подвал назывался Моряцким. У них был огороженный участок, где они выращивали овощи. Молодые люди знакомились с местными девушками, некоторые даже создали семьи.

Рядом с дорогой жил дядя Гриша с тетей Катей Шуркины, тетя Улита Рженева, дядя Миша и тетя Клава Герасимовы, Ванюшины, а на берегу речки бабка Ганна. Между Герасимовыми и Ванюшиными пролегала дорога, соединяющая две деревни Набережные и Лесные Моркваши. По ней ходили ученики в школу из Набережных Моркваш в Лесные. И ещё я помню, как с завистью на них смотрела. На их сумки и ранцы, они шли учиться. Успокаивала себя тем, что я ведь тоже скоро пойду в школу. Школы в Калуге не было, в начальную школу дети ходили в Покровку. Учителями там работали Фамичева Анна Трофимова и Соколова Александра Федоровна. С пятого класса ученики ходили учиться в Лесные Моркваши.

Не было в нашей Калуге и магазина, за продуктами ходили в Набережные Моркваши, Не часто, но мы ездили и в Казань, покупать одежду, обувь, и, конечно же, чтобы полакомиться мороженым.

Ещё я хорошо помню, что возле нашего дома был крутой спуск, а дальше большое поле, где росли маленькие елочки, это был питомник. Нам родители говорили, что их нельзя вырывать и ломать, поскольку в будущем они будут оберегать нас от природных катастроф. Была и речка, название которой не помню, но мы ее звали просто - наша речка. Вода в ней была прозрачной и холодной, свое начало она брала, где-то возле Покровки. Через речку перекинулся маленький мостик, по которому мы ходили на другую улицу, где жили дядя Гриша и тетя Нюра Филипповы, дядя Ваня и тетя Шура Филипповы, дядя Леша и тетя Анфиса Обхуновы, дядя Леша и тетя Маруся Филипповы.

А ещё была у нас Красная горка, в то время - это уникальное место - небольшой уголок степи, там росли ковыль, который встречается в этих местах до сих пор, цветы, ягоды. Но он исчез, потому его перепахали. Сейчас это место заросло дикими травами. У подножия Красной горки из-под земли бил ключ, вода зимой в нем не замерзала - он был всегда ухожен.

Я часто ходила одна в Набережные Моркваши к родственникам. За нашими домами было поле, где колосилась рожь и пшеница. Через поле шла тропа. Помню шла я среди высоких колосьев, была солнечная погода, в небе так звонко заливались жаворонки, что я часто останавливалась и высоко подняв голову смотрела ввысь, выискивая звонкоголосую птицу. В конце поля был овраг, он и сейчас существует, зовут его Сухой овраг. Проходя через него, я всегда громко пела, чтобы не было страшно. Он всегда мне казался жутким и страшным, таким и остался в моей памяти.

Много событий в стране происходило в это время. Одно из них глубоко коснулось и нас. Я тогда еще маленькой была, многого не понимала, но видела, как переживали мои родители, соседи, когда им пришлось сниматься с насиженного места и переезжать кто куда. Кто-то уехал в город, часть переселилась в Набережные Моркваши, в Покровку, некоторые в Медведково. Это был 1964 год, когда вышел указ о том, чтобы маленькие населения переселялись в большие. Так перестала существовать моя Калуга.

И в том же году я пошла в школу. Началась моя школьная пора, а вместе с ней и новая жизнь в Набережных Морквашах, но это уже другая история.

Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: